Русская православная церковь Церковь Преображения Господня English Version
Балтимор, США Церковь Преображения Господня
Страничка настоятеля
Богослужения
Наша церковь
Фотоальбом
Церковный хор
Преображение
Духовная поэзия
Пожертвования
Как к нам доехать
Пишите нам
Православные ресурсы
Православная библиотечка

* * * 

Holy  Trinity Monastery Bookstore in Jordanville,  New York
Резные изделия православной тематики
 

Протоиерей Иоанн Барбус
Протоиерей Иоанн Барбус
ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

Мы рады приветствовать вас на страницах сайта церкви Преображения Господня, находящейся в городе Балтиморе, в штате Мэриленд, США. Церковь принадлежит изначальной Русской Православной Церкви Заграницей и имеет своей задачей сохранение духовных устоев и богослужебной сокровищницы древнего русского Православия.

Приглашаем вас познакомиться с нашей церковью и приходской жизнью, посмотреть на наш маленький, но дивный иконостас, послушать наш небольшой хор. Посетив нашу библиотечку, вы сможете ближе ознакомиться с православной верой через находящиеся там духовно-просветительные материалы. Эти материалы печатаются в нашем приходском листке, который издается ежемесячно на русском и английском языках. Также милости просим и лично посетить нашу церковь.

С любовью во Христе,
Протоиерей Иоанн Барбус и церковно-приходской совет

 

НЕДЕЛЯ КРЕСТОПОКЛОННАЯ

 

«Приидите вернии, Животворящему Древу поклонимся»...

В половине дней святой Четыредесятницы св. Церковь торжественно выносит на середину храма честной Крест Господень для благоговейного поклонения и лобызания от верных чад своих.

День за днем, неделя за неделей проходит время Великого Поста, которым истинный христианин старается воспользоваться как временем очищения, обновления и освящения своей души.

Но, увы, не все, именующие себя христианами, пользуются этим спасительным временем. Многие попрежнему пребывают в духовном сне, проводя беспечно краткие дни своего земного делания. И вот святая Церковь, всегда заботящаяся о своих чадах, как ревностных, так и нерадивых о своем спасении, всем предлагает обратить свое благочестивое внимание на животворящий Господень Крест...

Если ты – истинный подвижник Христов и достойно подвизаешься на спасительном постном поприще, и в этом подвиге начинаешь изнемогать благодаря своей немощной человеческой природе – подойди к Христову Кресту, принеси к Его подножию свои немощи, припади к Распятому с верой и умилением, дерзновенно лобызай язвы твоего Спасителя и обильно черпай от источника спасения благодатные силы для дальнейшего прохождения твоих спасительных покаянных подвигов. И наградит тебя Господь за твои малые подвиги, здесь на земле, радостью Пасхи Христовой, а в будущем веке сподобит вечного блаженства в «невечернем дне царствия Своего».

Если же ты проводишь дни Поста в прежней беспечности и нерадении о спасении своей бессмертной души, если грехи твои, как бремя тяжкое, отяготели на тебе, – не удаляйся от подножия Креста Христова, но остановись и устреми взор свой на Того, Кто так широко распростер Свои спасительные объятия для всякого кающегося грешника. Смотри как Христос возлюбил тебя: ведь ради твоего спасения Он страдает на этом Кресте; ради тебя приняты Им эти страшные раны и язвы; ради тебя льются потоки Его невинной пречистой Крови.

Так не умножай же и не увеличивай страданий своего Господа и Спасителя прежними неправдами, грехами и беззакониями; припади к Распятому со смирением и покаянием, облобызай со страхом и трепетом Его язвы, ради тебя понесенные, и поможет тебе милосердый Господь сбросить с себя это тяжкое бремя греховное, а понести Его легкое бремя и Его благое иго.

И за малый труд, понесенный тобой ради спасения твоей же собственной души, и тебе откроет Господь двери милосердия Своего, и ты по милости Божией сподобишься радости Воскресения и в этой земной жизни, и в будущем бесконечном веке войдешь в непрестающую радость Господа своего. Аминь.

 

(Иеромонах Мефодий, «Перед очами Божией правды»)

(Перепечатано из журнала «Православная Русь», № 24 за 2007)

 

ВОСКРЕШЕНИЕ ЛАЗАРЯ

 

 

Шестая неделя Великого Поста – Лазарева Суббота

 

В пятницу шестой недели Великого Поста заканчиваются 40 дней приготовительного поста, в течение которых Церковь учила нас покаянию, внутренней молитве, несению креста, восхождению по лестнице добродетелей; учила нас прибегать к Божией Матери, как к сильнейшей помощнице в деле покаяния; и наконец, как высший пример всего своего учения, предложила нам образ преподобной Марии Египетской, величайшей грешницы, которая через покаяние, пост и послушание своей Споручнице, Пресвятой Богородице, приобрела тот ангельский образ, в котором человек был первоначально создан.

Теперь же Церковь переходит к прямому воспоминанию тех исторических событий почти 2.000 лет тому назад, которые послужили делу спасения человечества. Приближался праздник еврейской Пасхи, а с ним наступали и последние дни жизни Господа Иисуса Христа на земле. Злоба фарисеев и начальников иудейских дошла до крайности, и они выжидали удобного случая, чтобы схватить Спасителя и предать Его смерти.

Уже в начале шестой недели поста церковные песнопения начинают упоминать о том, как в селении Вифания заболел Лазарь, брат Марфы и Марии. Господь любил это благочестивое семейство и часто посещал его. Но в это время Христа не было в Иудее, и сестры послали известить Его о болезни Лазаря. Тогда Господь сказал Своим ученикам: «эта болезнь не к смерти, а к славе Божией, чтобы через нее прославился Сын Божий». Господь нарочито пробыл еще два дня на месте и опять сказал ученикам: «Пойдем в Иудею. Наш друг Лазарь уснул, но Я иду разбудить его». Иисус Христос говорил им о смерти Лазаря, а ученики подумали, что Он говорит об обыкновенном сне, который во время болезни мог служить к добру, и поэтому сказали: «Господи, если он уснул, то выздоровеет». Тогда Иисус сказал им прямо: «Лазарь умер, и Я радуюсь за вас, что Меня там не было, чтобы вы уверовали. Но пойдем к нему».

В одном из праздничных песнопений Господь называется «победителем смерти». В истории человечества было много победителей: талантливые врачи побеждали болезни, полководцы побеждали огромные армии; есть победители пространства и победители расстояния. Но «победителя смерти» мир не знает никого, кроме Иисуса Христа. Никто из самых выдающихся людей никогда даже не претендовал на это. Только Он Один – наш Спаситель и Господь. За Свою историческую жизнь Он доказал это в трех случаях: восрешение дочери Иаира, воскрешение сына наинской вдовы, и воскрешение Лазаря.

Смерть дочери Иаира была свежей, недавней смертью. Она умерла пока Христос и отец ее шли к ней. Даже Христос назвал это «сном», но люди смеялись над Ним, зная, что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: «Девица, встань!» И возвратился дух ее и она встала.

У сына наинской вдовы смерть крепче вступила в свои права: умершего положили уже на одр, его вынесли не только из дома, но уже выносили из городских ворот. Господь остановил несших, прикоснулся к одру и сказал: «Юноша, тебе говорю, встань!» Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить. И отдал его Иисус матери его.

И вот теперь Лазарь. Победа смерти здесь была окончательная, стопроцентная. Лазарь был уже четыре дня во гробе. Кругом был плач, но надежды на воскресение уже абсолютно не было ни у кого. И когда Господь сказал сестре умершего, Марфе: «воскреснет брат твой», даже и она ответила: «знаю, что воскреснет в Воскресение, в последний день». И здесь Господь сказал замечательные и знаменательные слова, являющиеся залогом вечной жизни и для всех нас, православных христиан: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек».

Тогда Господь, видя Марфу и Марию плачущих, и пришедших с ними иудеев тоже плачущих, по человечеству Своему и Сам восскорбел духом и прослезился. Наконец Он сказал: «отнимите камень». Тут даже сестра умершего не выдержала и говорит Ему: «Господи! уже смердит, ибо четыре дня, как он во гробе». Итак, отвалили камень от пещеры, где лежал умерший. И Христос воззвал громким голосом: «Лазарь! Иди вон!» И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами и лицо его обвязано платком. И сказал им Иисус: «развяжите его, пусть идет».

Тогда многие из иудеев, бывших там и видевших это невероятное чудо, уверовали в Иисуса Христа. А некоторые из них пошли к фарисеям и рассказали им о том, что сделал Иисус. Враги Христовы забеспокоились и, опасаясь, чтобы весь народ не уверовал в Христа, собрали совет и решили убить Его. Слух же о великом чуде стал распространяться по всему Иерусалиму. Многие иудеи приходили в дом Лазаря, чтобы видеть его, и увидев, веровали в Иисуса Христа. Тогда первосвященники решили убить и Лазаря. Но Лазарь, по воскрешении его Спасителем, жил еще долго и был потом епископом на острове Кипре.

 

(Позаимствовано из писаний Архиепископа Андрея Рымаренко)

 

ХРИСТИАНСКОЕ УЧЕНИЕ

 

Слово на Вход Господень в Иерусалим

 

 

Сегодня мы вспоминаем тот торжественный день почти 2.000 лет тому назад, когда жители Иерусалима встречали Господа нашего Иисуса Христа и радостно Его приветствовали, веселясь о том, что наконец пришел их избавитель, Мессия. Все радовались и веселились, лишь один Господь был печален и скорбел.

Он скорбел потому, что в этом сегодняшнем весельи Он видел грядущие ложь и измену. Те же люди, которые сегодня поют Ему похвальные песни, назавтра будут Его хулить, бить, заушать и, в конце, будут кричать: «распни, распни Его!»

Но это были люди тех времен, скажете вы. Это были жители Иерусалима. Мы в этом не участвовали. Однако, известие о всем, что происходило в Иерусалиме в те дни, дошло и до нас. Но как оно дошло – только как слух, как сказание, или же оно проникло в нашу душу? Прочувствовало ли наше сердце ту страшную измену, то страшное надругательство над Богочеловеком?

Книжники и фарисеи, эти старейшины израильского народа, хорошо знали Кого они убивали, но остальной народ ожидал царя земного и пребывал в неведении относительно правды всего происходящего. Мы же теперь знаем гораздо больше. От апостолов и евангелистов мы знаем о всем, что там произошло, поэтому наша измена Спасителю тяжелее, чем измена людей тех времен.

Конечно, каждый из вас может сказать: «Но я Господу не изменял». Однако подумайте, дорогие мои: если мы не следуем заповедям Божиим о любви к Богу и ближнему – разве это не измена Господу? Если мы не прощаем обижающих нас, не творим милостыню, не соблюдаем посты, – разве это не измена Господу? Если мы не приходим в церковь на все богослужения – разве это не измена Господу? Если, стоя в церкви, мы не погружаемся в молитву, а стоим рассеянно и думаем о житейском, о земных попечениях, и если дома мы не молимся, несмотря на то, что молитва – это наше прямое общение с Богом, – разве это не измена Господу?

Сегодня мы собрались здесь в храме и, подобно жителям Иерусалима 2.000 лет тому назад, пели Господу хвалебные песни: «осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне». А что же мы будем делать всю остальную неделю? Будем ли мы, с теми же жителями Иерусалима, хулить Бога невниманием к Его страстям?

Нет, дорогие мои, давайте будем все вместе собираться в храме, как и сегодня, и будем вместе с Пресвятой Богородицей, с преданными Господу святыми женами, и с верными учениками Христовыми переживать и оплакивать ту богоборную измену, которую пережил Господь наш Иисус Христос ради нашего же спасения. Тогда вместе с ними и мы, в конце этой грядущей великой недели, сподобимся стать участниками радостного Христова Воскресения. Аминь.

Иерей Ростислав Женилов

 

ТАИНСТВО ПОКАЯНИЯ

(Начало)

(Продолжение)

 

Беседы об исповеди (4)

 

Веруем-ли мы в Бога крепко, несомненно? Кто колебался в вере, допускал сомнения, медлил в хульных помыслах, наносимых сатаной, – кайтесь и плачьте. Просите Господа простить маловерие и укрепить веру. Молитесь, как молился описанный в Евангелии маловерный человек: «Верую, Господи, помоги моему неверию» (Мф. 9, 24). Часто сомнения, особенно у молодых, возникают из-за того, что они слушают неверующих. Неверующие же говорят со своей точки зрения, умышленно скрывая другую сторону дела, т.е. доводы верующих и ученых богословов против неверия. Знайте, что у верующих – множество разумных оснований веровать; но, как ни доказывай разумность веры в Бога, доказать, как дважды два четыре, что Бог существует – невозможно. Бог – непостижимое для нас Существо, и требует от нас для самых великих открытых нам Божественных истин – веры, только веры, твердой, несумненной. Веруй, например, что Святая Троицы имеет три ипостаси: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой, но они суть не три Бога, а един Бог. Это непонятно, но необходимо принять на веру. Впрочем, верующие чувствуют Бога. Он в них вселяется и они живут Им. «Разве вы не знаете, говорит Апостол, что вы храм Божий и Дух Божий живет в вас?» (1 Кор. 3, 16). Так, кто уже благодатно живет, тому умственные рассуждения не нужны. Он внутренне чувствует, что Бог есть, что Бог с ним. Если хотите иметь веру и спастись, добивайтесь именно такой веры. Наша православная вера – не учение, не мудрование какое, но сама жизнь. Обещал нам Бог, и на истинно верующих еще здесь на земле исполняет обещание: «Вселюсь в них и буду ходить в них, и буду их Богом, и они будут Моим народом» (2 Кор. 6, 16).

Кто из вас верует и исповедует Христа, тот блажен! Но кайтесь те, которые отреклись так или иначе от Христа. В первые века христианства сотни и тысячи верующих были замучены всякими варварскими способами, но они не отреклись от Христа. Невозможно описать тех мук – жестоких, бесчеловечных, – которым подвергали последователей Христа кровожадные языческие императоры и игемоны. Однако, отрекались от Христа считанные единицы, а остальные крепко стояли в вере, даже при невообразимо тяжких мучениях.

А у нас какой-нибудь знакомый или родственник посмеется и скажет что-нибудь, и уже некоторые из-за этого в церковь не идут. Помните страшные слова Спасителя: «Кто отречется от Меня перед людьми, отрекусь от того и Я перед Отцом Моим Небесным и перед ангелами Моими» (Мф. 10, 33). Вдумайтесь в эти слова. Не примет Бог того, кто отрекся от Него, пошлет в муку вечную, где плач и скрежет зубов. Кому из нас это нужно?

А кто тверд в вере, никого не стесняется, не боится, открыто говорит: «Бог есть! Я верующий!», того Бог обязательно примет по Своему неложному обещанию. Ныне у нас, кто идет в церковь невзирая на насмешки неверующих родственников, – тот уже исповедник Христов, тому Бог воздаст сторицею. Но покайтесь те, кто поступает совсем наоборот, хотя и числится верующим. Вспомните слова Господа: «Кто постыдится Меня перед родом сим прелюбодейным и грешным, постыжусь того и Я перед Отцом Моим Небесным» (Мр. 8, 38). «Боязливых же и неверных участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21, 8).

Покайтесь и впредь стыдитесь лишь пьянства, блуда, детоубийства или какой другой подобной греховной мерзости, но не веры Христовой. Даже если бы кого за веру стали поносить и карать, то апостол Петр велит не стыдиться, но прославлять Бога за такую участь. Любить Бога надо так крепко, чтобы и муки тяжкие и смерть каждый готов был перенести, если бы пришлось.

Проверьте каждый себя, любим-ли мы Бога всей душой, всем сердцем, всей крепостью, всем помышлением своим, дороже-ли нам Бог всего и всех? Ведь Господь сказал: «Кто любит отца или мать, или сына или дочь больше, нежели Меня, недостоин Меня» (Мф. 10, 37). Так святая Варвара любила сначала своего отца, но Бога полюбила больше, и не разлюбила Его даже тогда, когда отец упросил властителей позволить ему собственноручно обезглавить ее! Так и всякая христианская девушка не пойдет замуж за того жениха, который не верует и не хочет венчаться. Многие даже навсегда остались одиночками, но не пошли за неверующих женихов. А иные наоборот, потеряли веру, потому-что оказалось, что человек им дороже Бога.

Покайтесь перед Богом в таком преступном люблении, и положите себе – любить Бога больше всех и всего, как бы это не было тяжко. Проверьте себя в том, нет-ли у кого какого-нибудь кумира, т.е. предмета какого, или живого существа, которое сделалось дороже Бога. Авва Дорофей своему юному ученику Досифею даже велел не прикасаться к одному красивому ножу, чтобы тот нож не пленил его сердца. «Дети, храните себя от идолов», – велел Апостол Иоанн. А как многие привязываются к тленным вещам, как к идолу, и губят свою душу!

Бывает, что и сам человек себе делается идолом. Такое идолопоклонство называется эгоизм. Всячески надо бороться с таким самообожанием. Это мерзкое пристрастие к самому себе совершенно изгоняет из сердца любовь к людям, заботу о них, интерес к их жизни, к их нуждам. Страшная это вещь – самому себе поклоняться как идолу. Нужно отвергнуться себя, возненавидеть своего ветхого человека с его страстями и похотями, всю жизнь бороться с ним и подавлять его.

Сюда же относится и чревоугодие. Это про чревоугодников сказал Апостол: «Их Бог – чрево, погибель их в сраме» (Филип. 3, 19). Кто виноват в излишнем угождении чреву, кайтесь и постарайтесь смирить этого зверя, влекущего нас во многие нехорошие и богопротивные грехи.

 

Протоиерей Анатолий Правдолюбов

 

(Продолжение следует)

 

ХРИСТОС ПЕРЕД СУДОМ ПИЛАТА

(Начало)

(Продолжение)

 

Томление духа и смерть Христова

 

Наступили смертные минуты Того, Кто так много потерпел мучений на кресте и до креста, Кто еще в саду Гефсиманском был изнурен внутренним страданием до крови, в синедрионе и претории много раз ударяем по лицу, бит по главе тростию, наконец, при крестных страданиях, претерпел боль от ран, тягость в голове, томление в сердце; все это, столь быстро последовавшее одно за другим, скоро могло сократить и сократило жизнь Божественного Страдальца.

Как известно, из всех родов смертных мучений нет мучительнее крестной смерти. При всей крепости духа и преданности в волю Отца, которые показывал Сын Божий во всех Своих страданиях, невозможно было и Ему перенести безмолвно последних мучений креста. Он обретался в эти ужасные минуты лишенным даже всякой помощи и от Бога, лишенным всякой Его милости; и это было самым величайшим мучением для всесвятейшей души Его. И во аде нет более лютейших мучений, как оставление Богом мучимых; и всему этому должен был подвергнуться возлюбленный Сын Божий! И вот Он, среди бездны душевных и телесных страданий, среди последней тоски и духовного одиночества, наконец воззвал громким голосом: «Или! Или! лама савахфани» – что значит: Боже мой! Боже мой! почто Ты меня оставил?... Кто постигнет всю скорбь, всю внутреннюю болезнь Богочеловека? Страдать Всесвятому от пребеззаконных, Творцу от твари, страдать за неблагодарных, за самих виновников страдания, страдать для славы Божией и быть оставленным Богом: какая неизмеримая бездна страданий! Однако нет в устах Сына Божия ни слова малодушного, нет ни огорчений, ни ропота, что Бог попустил Сыну Своему так жестоко страдать за грехи человеческие. Напротив же, повторяя любвеобильно: Боже мой! Боже мой!, Он изъявляет Свою жалобу на одно ужасное Свое положение, а отнюдь не на Бога.

И что же? – и такое, достойное жалости, молитвенное воззвание страждущего Спасителя нашего послужило безумным людям причиной к новым насмешкам! Они переиначивали слова Его по сходству звуков и говорили: «вот Илию зовет Он». Иудеи верили, что перед пришествием Христовым явится на земле Илия пророк; потому такой насмешкой над умирающим Иисусом давали народу понять: смотрите, Он умирает, а все старается показать Себя Христом: вот зовет Илию к Себе!

К предсмертным страданиям Богочеловека присоединилась еще жажда, предвестница близкой смерти распятых. От излияния крови внутренний жар в теле усилился до крайности, и томимый им попросил напиться: «жажду!» – проговорил Он умирающим голосом. Тронулось этим жалобным воплем сердце одного воина; он тотчас взял губку, опустил ее в сосуд с уксусом, стоявший для утоления жажды распинаемых, и подняв на трости, приложил ее к устам Страдальца. Враги и тут не устыдились повторить свою насмешку: «постой, – кричали они, – посмотрим, придет ли Илия спасти Его».

Теперь уже все, сказанное во псалмах и пророческих писаниях, исполнилось над Иисусом Христом со всей точностью, т.ч. слова, сказанные за несколько веков перед этим, как будто были написаны у самого креста Его. Например, пророк Давид говорил в псалмах: «Боже мой! Боже мой! почто Ты меня оставил? Ненавидящие меня напрасно враги мои усилились... Поношениям и страданиям душа моя подвержена, и искал я состраждущего, но не было, и сожалеющего, и не нашлось. Точно как злые псы окружили меня, пронзили руки мои и ноги; все тело растянули, и смотрят на меня с презрением. Ризы мои разодрали, и об одежде мечут жребий. Я точно как червь перед ними, а не человек, – сделался поношением человеков и презрением для людей. Все видящие меня ругаются надо мной и, кивая головами, говорят: Он положился на Господа, пусть избавит его, если угоден Ему. Болезни адовы обняли меня, и горести смертные водворились во мне. Как вода пролитая сделалась во мне сила моя, рассыпались все кости мои, и во всей внутренности моей, как от огня тающий воск, уничтожилась жизнь моя. Язык мой и гортань моя засохли, и я приближаюсь к смерти. И дают мне вкусить горести, и в жажде моей поят меня уксусом» (из Пс. 21; 68; 17). Вот все эти слова сбылись теперь над Иисусом Христом.

И когда Он вкусил уксуса, то сказал: «совершилось»! И потом воззрев к небу, громким голосом возгласил: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой». И сказав это, преклонил голову и испустил дух. Так кончилась на земле жизнь Того, Кто и приходил, чтобы пострадать только и умереть за род человеческий.

А тайны Божии не были сокрыты от благомыслящих. Бог не только возвещал устами всех святых Своих пророков, но открывал и другим образом, показывал во многих примерах какова должна быть жизнь и смерть обетованного Искупителя мира. Вот первый на земле праведник Авель безвинно убивается братом своим в знамение того, что и совершенный Праведник без всякой вины будет убит Своими ближними. Авраам, жертвующий из любви к Богу единственным своим сыном, служил образом того, что и Сам Бог так возлюбил мир, как сказано, что и Сына Своего единородного дал, чтобы всякий верующий в Него не погиб (Ин. 3, 16). Иосиф, возлюбленный сын Иакова, проданный братьями иноплеменникам за 30 сребренников, ясно прообразовал Христа, преданного Своим учеником и единоплеменными иудеями. На крест повешенный Моисеем змий для спасения от смерти угрызенных змеями в пустыне изображал пригвожденного ко кресту Спасителя мира. Указывая на это, Господь говорил еще до Своего страдания: как Моисей вознес змею в пустыне, так должно быть вознесену и Сыну человеческому. Заколение животных в жертву Богу за грехи людские представляло смерть Христову за спасение мира. Само всесожжение жертв, узаконенное совершать вне стана, указывало на смерть Христову, совершившуюся вне города. Таковы были многие прообразы страдания и смерти Богочеловека. Бог открывал это людям издревле, и еще посылал многих пророков, которые предвозвещали о Спасителе и о том, что должно быть с Ним. И все это, что Бог открывал от начала века, и что говорил устами всех святых Своих пророков, исполнилось над Иисусом Христом в совершенной точности. Кроме того, смерть Христова была свидетельствуема и страшными знамениями в природе, которые произошли в то время, когда Сын Божий предал дух Свой Богу.

 

Страшные знамения

 

Страшны казались израильским людям знамения Божьего присутствия на горе Синае, когда гора дымилась и покрывалась темными тучами, раздавались громы и потрясали само основание горы. «Еще один раз Я потрясу небом и землею, морем и сушею» (Аггей 2, 6), – сказал Господь через Своего пророка, – и вот со смертью Иисуса Христа земля вдруг потряслась, и при том во многих местах треснули каменные скалы. И до ныне Голгофа стоит с такой трещиной.

Страшно было видеть, как вся природа трепетала, как бы достигнувши своего конца; от землетрясения или от иной Божественной силы даже и завеса в храме, прикрепленная ко входу во святая святых, разорвалась на двое. При страшном виде этого все люди пришли в ужас, и весь народ, ударяя себя в грудь, в страхе возвращался домой. Сотник же, начальник над римской стражей, стоящий при распятом Иисусе Христе, видя такие грозные явления в природе, испугался и сказал: «точно, что человек сей праведник был; истинно, человек сей Сын был Божий». И не только сотник, но и воины с ним стерегущие, устрашенные великим землетрясением, повторяли: «истинно Божий Сын был сей». Справедливо же Господь говорил: «когда вознесете Сына человеческого, тогда узнаете, что это Я» (Ин. 8, 28).

«Итак, знай и разумей, – говорил пророк Даниил, – с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, по истечении шестидесяти двух седьмин (семилетий), предан будет смерти Христос» (Дан. 9, 25-26). И вот, в указанное время сбылось это пророчество; жители Иерусалима и начальники их, осудив Его, исполнили слова пророческие, читаемые каждую субботу. И, не найдя в Нем никакой вины, достойной смерти, упросили Пилата убить Его.

Если бы они были более разумны, то хотя бы теперь могли понять, что они убили не простого человека, ибо не могли бы быть такие страшные знамения, если бы Он был как и прочие люди. Но зависть так ослепила их, что они и знать не хотели, насколько худо они сделали, убив Иисуса Христа, хотя притчей о злых виноградарях Он поучал их не делать этого. Там Он ясно представил злые дела их отцов, избивших всех посланных к ним от Бога прроков, и говорил, что и они исполнят дела своих отцов. Ибо, когда Бог послал к ним Сына Своего, то они, увидев Его, говорили: давайте убьем Его, и наше будет достояние. И схватив Его, сказано было в притче, вывели вон из виноградника, и убили. Так Иисус Христос предсказал им и о самом месте, где они убьют Его. Наконец указал им и на пророчество, говоря: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла; это от Господа, и есть дивно в очах наших (Пс. 117, 22-23).

 

Плач Матери

 

День, в который пострадал и умер Христос, был последний перед еврейской пасхой, и христоубийцы, не желая оставить распятых на кресте, чтобы не было неприличия для праздника, просили Пилата ускорить их смерть, перебить у них голени и снять с крестов. И вот ради субботы, дня великого покоя, распятым надлежало терпеть новые муки. Посланные от Пилата воины пришли и переломили кости у ног, как у одного, так и у другого разбойника. Подошедши же к Иисусу и видя, что Он уже умер, не стали бить Его по ногам, но вместо того, для большего удостоверения, один из них пронзил Ему грудь между ребрами; и тотчас потекла кровь и вода, мертвенная влага, какая бывает только у покойников. И в этом событии выказывается ясно пророчество о Христе: и воззрят на Того, Которого пронзили (Зах. 12, 10).

Теперь Христос висел на кресте мертвый и бездыханный, но знакомые Его не отходили от Него; они издали смотрели на все, что происходило с Ним. Были же это одни женщины – Мария Магдалина, и другая Мария, мать Иакова и Иосии, и Саломия, мать сынов Зеведеевых, и многие другие, ходившие за Ним и служившие Ему, когда Он проповедывал в Галилее, и наконец вместе с Ним пришедшие в Иерусалим. Несомненно то, что они горько плакали теперь о умершем своем Учителе, Которого они уважали и любили; но болезненнее всех был плач Матери Его.

Священник Григорий Дьяченко

 

(Продолжение следует)

ЖИТИЯ СВЯТЫХ

10-го марта (25-го февраля по старому стилю) Церковь празднует память святителя Тарасия, патриарха Царьградского.

Святитель Тарасий, Патриарх Цареградский.

Св. Тарасий родился в Константинополе, в семье богатых и знатных царедворцев Георгия и Евкратии, которые воспитали своего сына в страхе Божием и дали ему хорошее образование. Еще в молодых летах он был возведен на видную гражданскую должность сенатора. В 783-м году, когда умер патриарх константинопольский Павел и вопрос зашел о его преемнике, во всем Царьграде не было найдено более достойного кандидата, чем св. Тарасий, который и был прямо из сенатора избран в патриархи. Однако, по ревности к православию, св. Тарасий не иначе согласился на избрание, как с тем условием, что будет созван вселенский собор для утишения иконоборческой ереси, которая бушевала в то время и раздирала Православную Церковь.

Ересь иконоборчества восходила к началу 8-го столетия, когда греческий император Лев Исаврянин издал указ, требующий выносить святые иконы из церквей и домов, и сжигать их на площадях. Указ был мотивирован тем, будто почитание икон является идолопоклонством. Когда народ стал препятствовать выполнению указа, тогда к гонению на святыни император Лев присоединил и гонение на их ревностных почитателей, и много тогда людей было убито и замучено за почитание икон. Однако, восстания против императорского указа продолжались, а также со всех сторон святейшие богословы того времени писали обличительные послания против императора Льва: как, например, св. Иоанн Дамаскин из Сирии и папа Григорий II из Рима.

По смерти императора Льва, его сын и преемник, Константин Копроним, продолжал иконоборческое дело своего отца, только решил действовать немного иначе. Он созвал лже-собор, на котором подставленное им духовенство осудило почитание икон. В результате этого лже-собора были уничтожены не только иконы, но также ценнейшая иконопись на стенах соборов была затерта известью. От гонения на иконы Копроним перешел на гонение на святые мощи, а затем на гонение на монастыри, которые были все либо разрушены, либо превращены в казармы, а монахи жестоко замучены.

Ересь иконоборчества продолжалась в течение почти всего 8-го столетия, и только к концу его, в царствование благочестивой императрицы Ирины и вследствие избрания св. Тарасия в патриархи, почитание икон было восстановлено. Трудами императорицы Ирины, и при полной поддержке святителя Тарасия, в 787-м году в Никеи был созван 7-ой вселенский собор, на котором участвовало свыше трехсот епископов. Собор полностью осудил ересь иконоборчества, осудил лже-собор созванный Копронимом, и торжественно восстановил почитание икон, определив, что воздавая честь иконам, мы тем самым воздаем честь их первообразу, и что покланяющиеся иконам покланяются тем, кто на них изображен.

Св. патриарх Тарасий правил Церковью 22 года и мирно преставился в 806-м году.

 

БИБЛЕЙСКОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ О ПЕРВЫХ ЛЮДЯХ

(Начало)

(Продолжение)

 

Святые праведные Авраам, Моисей и Илия как подготовители человеческого спасения

 

Именами трех пророков по преимуществу отмечаются в Ветхом Завете этапы истории человеческого созревания для спасения, именами патриарха Авраама, Боговидца Моисея и пророка Илии.

Святой Василий Великий говорит, что он никогда не мог видеть без слез изображения жертвоприношения Исаака Авраамом. Действительно, если вдуматься в нравственный образ праведного Авраама в этом деле, наша душа не может не проникнуться самым пламенеющим восхищением.

По единому слову Господню, Авраам бросает родной город Ур Халдейский, цветущий культурой, удобствами жизни, всем привлекательнейшим для жизни, и идет в дикую далекую страну, которую обещает ему Господь дать во владение его потомству во век, «и благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12, 3). Авраам, еще бездетен, не без горечи говорит Богу: «что Ты дашь мне? Я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем, этот Елиазар из Дамаска... вот Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой – наследник мой» (Быт. 15, 2-3). Авраам совершает свой подвиг исключительно из любви и послушания к Богу.

Но какой же горячей, какой беспредельной любовью возлюбляет этот могучий, этот великий в своей праведности патриарх своего долгожданного законного сына Исаака, рождающегося в старости его. Эта любовь всеобъемлющая, в ней все: и естественная привязанность отца к сыну, и радостно торжествующее созерцание начала исполнений Божиих обетований, которые через этого сына должны совершиться. Поэтому в любви Авраама к Исааку можно узнавать зарождение элементов совершеннейшей во всем земнородном мире любви, которая будет явлена через два тысячелетия после Авраама благословеннейшей внучкой его в отношении Сына и Бога Ее.

И вот этого-то сына, любимого такой любовью, Авраам по слову Господнему ведет на заколение, готовый и его принести в жертву паче всего во вселенной любимому Господу Богу своему. При том эта решимость принести сына в жертву по повелению Божиему – не краткий взлет чувств, не только пламенеющий порыв. Три дня идут Авраам и Исаак к месту жертвоприношения, семьдесят два часа длится агония мук жертвенного отца, его готовность к страшной жертве. Действительно, не может быть человеческого сердца настолько каменного, чтобы не дрожать от волнения при внимательном чтении этого библейского повествования (Бытие, 22-я глава).

Высочайшей чести, какая только доступна человеку, сподобляется в этом своем подвиге Авраам. По церковному воззрению, становится он прообразом Самого Господа Вседержителя – Бога Отца, приносящего ради спасения рода человеческого в жертву Единородного Своего Сына. И кроткий Исаак, несущий на себе дрова, на которых он должен был быть возложен, как жертва всесожжения, смиренно вопрошающий отца и безропотно связуемый им – становится прообразом Христа Спасителя.

Непослушанием согрешили первые люди, и в подвиге праведных Авраама и Исаака с величайшей силой и яркостью побеждается непослушание. Человеческое существо восходит на высочайшую ступень повиновения, диктуемого чистейшей любовью к Богу – того качества, которое как руководящее, хотел воспитать в человеке Господь, давая ему первоначальную заповедь, ибо и сотворил человека для возрастания в повиновении и любви – богоподобных качеств, которые впоследствии в таком изобилии явил Сын Божий на земле.

Воистину не без нас соделывает Господь спасение наше, но в Своем делании о нас имеет участниками Своими из нашей среды верных Ему.

Однако, мы вправе спросить: почему же, если на такую высочайшую вершину духа вознесся своим святым подвигом Авраам, почему остался он только прообразом Господа, а не стал участником воплощения и реального спасения человечества? Почему на гору Мориа, где совершалась эта потрясающая жертва, не поспешил снизойти Господь, как снизошел Он потом в горницу Назаретскую и в Вифлеемскую пещеру? Почему две с лишним тысячи томительных лет еще ждал и не приходил к людям Господь?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы со скорбью должны от сияющих вершин святости, на какие восшел Авраам, обратиться к тем свидетельствам поскользновений и немощей, в какие впадал тот же великий патриарх.

Мы видим, как еще до рождения Исаака, дважды, пугаясь египтян и Авимелеха, прячется Авраам за свою жену Сарру и из малодушного страха готов бывает пожертвовать ею – соучастницей его святейших подвигов; как готов он бывает ввести в тяжелый грех и подвести под Божие наказание целый народ (Быт. 12, 11-12). Мы видим Авраама после кончины Сарры, жены его, утешающимся наложницей Хеттурой.

Да не дерзнет никакое перо, никакой язык осудить великого и святейшего в патриарсех. Но, видя эти поскользновения, эти немощи человеческие его, мы понимаем, что Господь не мог снизойти к нему для преискреннейшего соединения, не мог сделать его, такового, каков он есть, соучастником Божественной жизни: мы видим, что естество человеческое в Аврааме не созрело еще для Боговосприятия. Но в процессе подготовления человечества к принятию Господа, в процессе созревания для возможности Богочеловеческой жизни Авраам участвовал, как мало кто иной. «Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой, и увидел и возрадовался» – сказал Господь – Сын Давидов, Сын Авраамов.

С Авраамом Господь говорил в видении ночью или являлся ему в образе Трех Странников. Между тем, до грехопадения люди беседовали с Богом лицом к лицу, знали Его как Личность, потому-что для знания Бога в любви и повиновении Ему сотворены люди. И нужно было, чтобы еще до пришествия Господа к людям возвращена была бы им возможность знать Бога, видеть Его, узнавать Его.

Для этого призывает Господь одного из потомков Авраама – праведного Моисея, преисполненного любовью к своим собратьям, сонаследникам обетования, настолько, что он бросает как нечто презренное, незаслуживающее внимания, свое, по земному блистательное, положение приемного сына царевны, дочери Фараоновой, и, вступаясь за обиженного соплеменника-иудея, бежит из Египта. Если в Аврааме мы видим вершину ветхозаветной человеческой любви к Богу, то в Моисее мы видим при любви к Богу, не меньшей чем у праведного Авраама, воплощение второй половины Божиего основного закона: вершину любви к ближнему, как к самому себе.

На великую высоту избранничества возводит Господь Моисея. Ему вручает Господь закон Свой в грозе и буре на Синайской горе, с ним беседует Господь лицом к лицу, и впервые после грехопадения, единственный раз до предголгофских часов называет Господь человеческое существо в лице Моисея другом Своим: «Если бывает у вас пророк Господень, говорит Господь, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним, но не так с рабом Моим Моисеем – он верен во всем дому Моему. Устами к устам говорю Я с ним и явно, а не в гаданиях и образ Господа он видит» (Чис. 12, 6-8) и «И говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом Своим...» (Исх. 33, 11).

(Еще раз в Ветхом Завете, в книге Исаии, Моисей называется другом Божиим, но тут он называется не при жизни, а много столетий после кончины.)

Используя свою дружбу с Богом для осуществления преискренней своей любви к ближнему как к самому себе, Моисей обращается к Господу в страшный час Божиего гнева за грех народа израильского с дерзновеннейшей молитвой: «Господи,... прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх. 32, 32).

(Примечание: Ввиду того, что грех народа состоял в нарушении Завета, то просьба Моисея «прости грех их» равносильна мольбе: «не считай Завет нарушенным, не отвергай Израиля, не отнимай у него звания и прав народа богоизбранного». Необходимость подобной просьбы была вызвана следующим. На первое ходатайство Моисея Господь отвечал обещанием не истреблять Израиля. Дальнейшее его существование было таким образом обеспечено. Но подобное обещание не означало еще, что евреи останутся народом богоизбранным. Сомневаться в этом побуждало само настроение народа, не только не проявившего готовности возвратить себе божественную милость, но и обнаружившего крайнее упорство, грозившее им со стороны Бога полным отвержением. Ввиду этого Моисей и молит: «прости грех их». Если прощение не может быть даровано, то он предлагает в жертву свою жизнь: «изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал».)

Орудием великого Божьего дела является Моисей: через него возвращается людям Божий закон, которого лишились они согрешением в Эдеме, возвращается возможность Богослужения, частичного Богообщения, земля перестает быть совершенно чуждой небу. Не полно, не совершенно, в тенях, в образах и гаданиях, но все же входит в земную жизнь от Моисея, в Богом данном Богослужении, непрестанно от того времени совершающийся процесс приготовления людей к принятию Сына Божьего. Поэтому в особой мере видит Церковь в Моисее прообраз Христов и часто за праздничными богослужениями поет песнопения, относящиеся к нему и ко Христу Господу, проводя сравнения между ними: «Прейде сень законная благодати пришедшей... вместо столпа огненного – праведное воссия Солнце, вместо Моисея – Христос спасение душ наших» (догматик 2-го гласа).

Но и к Моисею не мог сойти Господь в преискреннейшем соединении.

В час его призвания мы видим его торгующимся с Господом, вызывающим гнев Божий упорным нежеланием идти по Божиему зову: «Господи, пошли другого, кого можешь послать», видим Моисея согрешающим пред Господом при водах Меривы в Кадессе, в пустыне Син (Числа 20, 12 и 27; Втор. 1, 37 и 32, 51).

Господь сказал Моисею: «Пред собою ты увидишь (обетованную) землю, которую Я даю сынам Израилевым» (Втор. 32, 52). Земля обетованная была не только реальным явлением, она была и прообразом Божиего Царства, и слова Божии к Моисею относились к обоим смыслам обетованной земли: великому святому праведнику Боговидцу Моисею было дано увидеть Богочеловеческую жизнь – скинию Бога и человеков, но не дано было войти в нее.

 

Архиепископ Нафанаил (Львов)

 

(Продолжение следует)

ДУХОВНАЯ ПОЭЗИЯ

 

ЧЕРТОГ ТВОЙ

 

Чертог Твой вижу, Спасе мой!

Он блещет славою Твоею,

Но я войти в него не смею,

Но я одежды не имею,

Дабы предстать перед Тобой.

О Светодавче, просвети

Ты рубище души убогой.

Я нищим шел земной дорогой,

Любовью и щедрой многой

Меня к слугам Своим причти.

 

 – Князь П.А. Вяземский

Рождество Христово

 

 

Страничка настоятеля    Богослужения    Наша церковь    Пишите нам
Преображение    Духовная поэзия    Библиотечка
Вверх

© 2009 Церковь Преображения Господня.