Русская православная церковь Церковь Преображения Господня English Version
Балтимор, США Церковь Преображения Господня
Страничка настоятеля
Богослужения
Наша церковь
Фотоальбом
Церковный хор
Преображение
Духовная поэзия
Пожертвования
Как к нам доехать
Пишите нам
Православные ресурсы
Православная библиотечка

* * * 

Holy  Trinity Monastery Bookstore in Jordanville,  New York
Резные изделия православной тематики
 

Протоиерей Иоанн Барбус
Протоиерей Иоанн Барбус
ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

Мы рады приветствовать вас на страницах сайта церкви Преображения Господня, находящейся в городе Балтиморе, в штате Мэриленд, США. Церковь принадлежит изначальной Русской Православной Церкви Заграницей и имеет своей задачей сохранение духовных устоев и богослужебной сокровищницы древнего русского Православия.

Приглашаем вас познакомиться с нашей церковью и приходской жизнью, посмотреть на наш маленький, но дивный иконостас, послушать наш небольшой хор. Посетив нашу библиотечку, вы сможете ближе ознакомиться с православной верой через находящиеся там духовно-просветительные материалы. Эти материалы печатаются в нашем приходском листке, который издается ежемесячно на русском и английском языках. Также милости просим и лично посетить нашу церковь.

С любовью во Христе,
Протоиерей Иоанн Барбус и церковно-приходской совет

СЛОВО НА ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ

Преображение Господне

В праздник Преображения святая Церковь воспоминает событие Преображения Господня и указывает нам путь нашего собственного преображения.

Господь преобразился перед избранными Своими учениками Петром, Иаковом и Иоанном для того, чтобы укрепить их веру в то, что Он – истинный Бог и что Он добровольно принимает крестные страдания для нашего спасения, и для того, чтобы через этих трех учеников сделать эту веру достоянием Своей Церкви. В то же время, своим Преображением Господь подал нам пример для нашего личного преображения, необходимого для вхождения в Его Царство.

Божий закон преображения действует во всем мире – как в мире физическом, так и в мире духовном.

Вот тот виноград и фруктовые плоды, которые мы освящаем на праздник Преображения – это преображение бездушной природы. Из земли, из смрадных удобрений, солнечных лучей, воды и воздуха, из семян, при некотором участии человеческого труда, действием Св. Духа произрастают плоды для нашего питания и наслаждения.

Святой Дух так же совершает преображение и нашей души – из зловонной страстями в благоухающую добродетелями. Однако, так-как мы – существа сознательные и свободные, то для того, чтобы преодолеть наше земное порабощение, мы должны участвовать в преображении и своими собственными силами, чему нас научил Христос Спаситель в Своем преображении.

Прежде всего Он для преображения совершил подвиг восхождения на высокую Фаворскую гору. И мы должны принуждать себя к физическому и духовному восхождению от земных долин на небесную высоту. Он взял с Собой трех учеников – Петра, потому-что он исповедал Его Сыном Божиим, Иакова, потому-что тому надлежало быть первым из апостолов мучеником за исповедание Его божества, и Иоанна, потому-что он был благовестником Иисусова божества.

Затем Господь перед преображением пребывал в долгой молитве. Восхождение на Фавор, вероятно, было вечером в конце дня, а преображение – в конце ночи, т.к. они сходили с горы, как повествует Евангелист Лука, на другой день после преображения. Таким образом Господь, как и в других случаях, пребывал всю ночь в молитве. Вероятно, Он молился о преображении Своих учеников и Своей будущей Церкви, т.е. о нашем преображении. Этим Господь указал, что для нашего преображения требуется от нас усердная и долгая молитва.

Наконец, во время Своего преображения Господь беседовал с явившимися к Нему пророками – Моисеем и Илией, и получил свидетельство от Отца Небесного: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, Его слушайте». Так и мы для нашего преображения должны беседовать с Господом Богом и Его угодниками. Мы не можем надеяться на то, что мы услышим голос Божий и что нам явятся для беседы пророки, апостолы и святые. Однако, мы всегда можем удобно беседовать с ними через молитву и через чтение Священного Писания, в котором запечатлено все, что необходимо для нашего преображения и спасения. При этом мы не только должны читать Священное Писание, но исследовать его по слову Господню: «исследуйте Писания... они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5, 39). Если мы будем исследовать Священное Писание благоговейно и усердно, тогда можем удостоиться и таинственных наставлений со стороны угодников Божиих, как наставлял св. Апостол Павел святителя Иоанна Златоуста при писании им толкований на творения ап. Павла, как об этом засвидетельствовал его послушник, св. Прокл.

Пусть же в этот великий и светлый праздник свет Преображения Христова озарит нашу душу и сделает ее способной к подвигу преображения!

 Архиепискон Никон (Рклицкий), 1970

УСПЕНИЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Из евангельского повествования о том, как совершилось преславное событие благовещения Божией Матери мы знаем, что в ответ на благовестие Архангела Гавриила о том, что Ей предназначено сделаться Матерью воплощенного Бога Слова, Преблагословенная Дева смиренно ответила: «се раба Господня. Да будет мне по слову твоему», совершенно предавая Себя в волю Господню.

Вот Она у праведной Елизаветы. И праведная Елизавета в первый раз именует Ее тем названием, каким потом будут ублажать Ее миллионы и миллионы верующих людей. Праведная Елизавета говорит: «откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» Матерь Божия пришла ко мне! И теперь все роды христианские славят Ее как Божию Матерь.

В Ее жизни на Ее долю выпали такие скорби, перед которыми наши скорби кажутся какими-то игрушечными. Чего Ей стоило то, что Она видела и слышала, когде Ее Божественного Сына взбунтовавшиеся жители Назарета повлекли на вершину горы и хотели сбросить Его оттуда, чтобы Он разбился на смерть. Господь тут применил Свою всемогущую силу и удалился невредимым, но Божия Матерь страшно пережила эту опасность Своим материнским сердцем. Она постоянно видела, какой тяжкий крест несет Ее Сын, в каких условиях приходится совершать Свое служение Ему, преследуемому по пятам злобою, завистью и сатанинской ненавистью Его обезумевших врагов. И стояла Она под конец уже у креста Его, когда по грозному предречению праведного Симеона «оружие проходило Ее душу».

Дальше светлая радость Его воскресения, но вскоре же разлука с Божественным Сыном, Который вознесся на небо. И хотя Она знала Его слова, что Он пребудет с нами до скончания века, но Ее материнское сердце было однако же лишено непосредственного лицезрения возлюбленного Сына на многие годы.

Успение Божией Матери

И вот, наконец, подходит день Ее успения. Это был как бы порог к новой жизни, как бы переломный момент в ней. До успения – только смирение, почти безызвестность... Много преданий сохранилось о том, как кротка, как смиренна была Она, как никогда не любила выделяться чем бы то ни было. Она была исполнена благодати Духа Святого, как никто другой, однако же, всегда смиряла Себя, уклоняясь от всяких почестей. Но вот наступает Ее преславное успение. Является Ее Единородный и возлюбленный Сын, и принимает Ее святую душу на Свои святейшие руки.

Успение совершилось... и вскоре после этого, через несколько дней, собравшиеся апостолы вдруг увидели на воздухе, сияющую небесным светом, окруженную благоговейно предстоящими и припадающими ангелами Преблагословенную Деву Марию, уже как Царицу неба и земли. И Она милостиво им обещала, что всегда будет с ними неотлучно.

Началась Ее вечная божественная слава, равной которой нет. Никто из земнородных не прославлен, не возвышен, не превознесен так, как Матерь Христа Бога. Когда мы великих угодников Божиих молим о заступлении перед Богом, то просим, чтобы они молили Бога о нас, но к Ней мы обращаемся как к всемогущей Царице: «Пресвятая Богородице, спаси нас». И Церковь в нынешний великий и славный день Ее торжества говорит о Ней так: «в молитвах неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное (верное, неизменное) упование гроб и умерщвление не удержаста».

Слова «в молитвах неусыпающую Богородицу» – указывают на то, что Ее молитва творится беспрестанно – молитва о мире, молитва о нас; мы знаем, что Господь усыновил Ей Иоанна Богослова, великого апостола любви, а в его лице – весь род человеческий. Поэтому, как мы ни грешны и как мы ни недостойны, мы радостно говорим, что Она – Матерь рода человеческого и Небесная Матерь каждого из нас. О каждом из нас Она болезнует душой, каждому из нас желает вечного спасения, и о всех нас молится. Не забудем же того, что Ее божественный покров покрывает всех нас, и что непрестанно возносится к престолу Божией славы молитва «в молитвах неусыпающей Богородицы»... Аминь.

Митрополит Филарет (Вознесенский)

О РАССЛАБЛЕННОСТИ ФИЗИЧЕСКОЙ И ДУХОВНОЙ

Как-то раз к Господу подошел некий законник и спросил Его о том, какая самая большая заповедь в законе. Христос сказал ему, что прежде всего нужно возлюбить Бога всем своим существом, а затем и ближнего, и что на этом держится весь закон. Однако, преподав эти две главнейшие заповеди о любви к Богу и ближнему, а также и Свои заповеди блаженства, Господь никак не отменил основные десять заповедей Ветхого Завета. Новозаветные заповеди являлись как бы расширением десяти заповедей, они приводили к духовному усовершенствованию тех, кто приучился соблюдать заповеди закона Божьего, кто приучился к духовной дисциплине.

В целом ряде воскресных Евангельских чтений Церковь нам напоминает о необходимости соблюдения основы закона Божьего, выраженного в десяти заповедях, и показывает последствия, какие бывают при несоблюдении этих заповедей. Нам, живущим в современном мире, очень важно рассмотреть этот вопрос, т.к. он имеет для нас самое непосредственное значение.

Первые две заповеди Моисеевы призывают нас чтить Единого Истинного Бога, не поклоняться никаким другим богам и не делать себе никаких кумиров. В одном из воскресных Евангельских чтений, где повествуется о гергесинских жителях, мы как раз видим нарушение этих двух заповедей. Мы видим как гергесинцы сделали себе кумир из наживы, из приобретения земных благ, и ради своего кумира они даже совершили беззаконие, содержа стада запрещенных законом свиней. Таким образом, впав в грех, они уже отошли и от истинного Бога, и не только отошли, но даже отвергли Его.

После этой страшной картины, в последующем Евангельском чтении Церковь показывает нам последствие греха. Там мы слышим об исцелении Господом расслабленного. Когда Христос исцелял других – например, слепых, хромых, увечных, – Он исцелял их сразу, одним Своим словом. Это потому, что такие физические дефекты не являлись наказанием человеку, а могли быть даны ради славы Божией, для прославления милосердного Целителя-Христа, как мы видим в случае исцеления слепорожденного. Когда же принесли расслабленного, Господь сперва сказал ему: «прощаются тебе грехи твои», а затем уже исцелил его физическую расслабленность. Этим Господь ясно указал на то, что физическая расслабленность является прямым следствием греха, т.е. духовной расслабленности, что это уже не просто болезнь, а именно следствие внутреннего душевного паралича. Притом, этот расслабленный не знал еще христианского учения; значит, его грехи возникли от несоблюдения десяти ветхозаветных заповедей и привели к такому страшному для него последствию.

Если мы посмотрим на окружающий нас сегодня мир, то мы увидим, что весь этот мир наполнен и гергесинскими жителями, и расслабленными. Сейчас руководящим принципом общества ялвяется несоблюдение первых двух заповедей Божиих. Люди отвергли Единого Истинного Бога и поклоняются богам иным: в разных восточных религиях, оккультизме, и даже открытом сатанизме; или поклоняются разным кумирам: будь-то атеистической науке, или т.н. прогрессу, или все той-же наживе и погоне за материальным устройством, или живым кумирам в лице рок-певцов, артистов и прочих бесноватых.

Одновременно, в результате такой общей страшной греховности, возросла в мире и расслабленность в виде всевозможных ужасных болезней, которые мучительно поражают людей и являются совершенно явным наказанием за грехи. Когда Господь исцелил евангельского расслабленного, книжники и фарисеи стали укорять Его за то, что Он предварил физическое исцеление прощением грехов, не признавая связи между грехом и болезнью, и слепо отвергая грех как причину болезни. То же самое мы видим и теперь: современные лидеры общества, подобно тем книжникам и фарисеям, своим слепым упором на внешнее лечение этих болезней всячески стараются отвести людей от понимания связи между страшными грехами и страшными болезнями, и таким образом отводят людей от сознания своей греховности и от покаяния перед Богом.

Дорогие братья и сестры, будем же мы спасаться от всех этих ужасов в тихой ограде Церкви, которая, как любящая Мать, учит нас жить правильно, соблюдая все заповеди Божии, и таким образом ограждает нас и в бурной жизни на земле, и приводит к вечной жизни с Богом-Отцом. Аминь.

Иерей Ростислав Женилов

О МОЛИТВЕ

(Из писем Митрополита Виталия Устинова)

Что касается молитвы, то начну с того, что напомню Вам слова святого апостола Павла в его послании к Фессалоникийцам: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите» (5, 16-18). Святые Отцы Церкви Христовой от седых времен упорно стучали в дверь этой тайны – непрестанно молиться, потому-что в Священном Писании выражения такой важности являются не какими-то символами или отвлеченностями, но всегда были воспринимаемы как заповеди, т.е. в буквальном смысле. Непрестанно – значит не больше, не меньше непрестанно. Но как же можно это совершать, когда мы трудимся в этой суетной жизни: должны постоянно обдумывать, планировать, загадывать на будущее, анализировать свое прошлое, да в конце концов просто спать, есть, наблюдать невольно за всем, что нас окружает, что вокруг нас делается. А тем временем мы чувствуем над собой эти слова, да не просто слова, а силу Божию, заповедь «непрестанно молитесь», от которой нам не уйти, не спрятаться, ибо это повелительно, звучит неуклонно, сильно, но все-таки не принудительно. А когда мы посмотрим на свой этот котел – нашу голову, где непрестанно кипят мысли, которые мы даже не способны остановить, от чего Декарт даже сделал такой невероятный вывод: « я думаю, значит я есть», (т.е. от факта, что человек непрестанно думает, Декарт заключил, что это и есть самое веское доказательство, что мы существуем) – то где тут вставить молитвенность, не говоря уже о непрестанной молитве?! Так вот Святые Отцы сделали поразительное открытие, что наша душевная сила или, еще проще сказать, наше сердце обладает в нас самих некоей независимостью. От такого открытия только один шаг к тому, чтобы все внимание духовного взора сосредоточить на этой душевной силе и всеми своими усилиями привлечь сердце к молитве. Степени молитвы разные: хорошо уже одно то, что притащить свое тело в храм, а в нем и свою душу. В храме все необыкновенно, иконы смотрят на вас, а вы на иконы, с которых смотрят на вас и люди, но не похожие на тех, что повседневно видишь; и пение ни на что не похоже, и ладан такой запах имеет, которого нигде не обоняешь. Все в общем необычное, но все куда-то приглашает, к чему-то лучшему, мирному, спокойному, и душа непостижимо на это откликается. Вот Вам один вид молитвенности. Ведь через глаза, уши, нос только душа, и ничто другое, смотрит, слышит, обоняет. Вот почему надо ходить в храм, и в особенности водить детей, у которых душа чище и глубже все впитывает. Затем начинаешь размышлять, слушать уже не молитвы, а смысл молитв, и невольно присоединяешься к смыслу, а смысл-то почти всегда покаянная молитва. Поверхностно проходишь этапы своей жизни и ровно ничего греховного не видишь, и таким возвращаешься домой. Однако, душа человеческая таинственно печатлеет в себе образы и мысли, которые глубже поверхностного впечатления, а потому медленно влияют и на ум, и на сердце. Вот Вам и другой вид молитвы.

Однако, все эти указанные виды молитв являются только предверием, предисловием к молитве. Это предисловие необходимо. Ведь никто без азбуки не начнет писать сочинение. Так и в духовной жизни все последовательно и разумно. Господь говорит нам: «сыне, даждь Ми твое сердце» (Притчей 23, 26), не ум, а именно сердце, потому-что в сердце заключается вся полнота личности человеческой. Вот и стала перед нами задача как молиться сердцем. И тут мы сталкиваемся с огромным первым препятствием, делаем какие-то потуги и ничего не добиваемся. Мы скоро себе отдаем отчет в том, что подумать мы можем о чем хотим, мыслью мы способны в одно мгновенье переселиться куда хотим, туда, где мы когда-то были хоть одну минуту во всей нашей жизни, что мысль наша подчиняется нашей воле. Но почувствовать что хотим – не в нашей воле. Кроме того, Священное Писание нам красочно говорит о том, что «из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15, 19). Эти страсти и мешают сердцу молиться; оно как бы уже занято чужой силой, а выражаясь современным языком, оно оккупировано и не в нашей силе выгнать врага, т.е. диавола. Надо, значит, прибегнуть к Богу с молитвой: «сердце чисто созижди во мне, Боже» (Псал. 50, 12), и только тогда Господь может очистить наше сердце. Поэтому св. прав. Иоанн Кронштадтский говорит в своем труде «Моя жизнь во Христе»: «Когда мы молимся сердцем, с нами происходит чудо изгнания бесов».

Святые Отцы Церкви учат нас очень краткой молитве, которую называют Иисусовой молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Тут всего несколько слов и нет места для ума о многом задумыватся. Эту коротенькую молитву надо повторять как можно чаще, стараясь сердцем, очищенным Богом, войти в слова этой молитвы. Так постепенно мы научаем наше сердце молитве, а оно так привыкает к этой молитве, что творит ее само без нашего волевого напряжения. Спим ли мы, делаем ли что, а сердце делает свое в любое время дня и ночи. Научившись так непрестанно молиться сердцем, мы становимся способными и любую молитву сердечно повторять. А когда кто молится сердцем, то весь человек без остатка молится Богу, и Господь такого человека слышит и внемлет ему. Конечно, за всю свою жизнь почти-что каждый из нас испытал такие моменты, когда кричишь к небу о помощи и получаешь ее потому, что весь превращаешься в крик души, но святые не хотят ожидать всяких внезапных превратностей, но чтобы молитва их была всегда сердечной, как учит нас св. апостол Павел. Вот Вам краткий урок о молитве. Когда одного святого спросили – как научиться молиться, тот ответил – молись, и сама молитва научит тебя всему.

О ЦЕРКВИ

(Из писем Митрополита Виталия Устинова)

Господь наш Иисус Христос, во время Своей земной жизни, сотворил Свою Церковь и только Ей одной и никакому другому народу или племени не обещал пепобедимость, несокрушимость до самого конца существующей Церковный корабльэтой земли. Все о чем Вы пишете, что совершается в России, да и во всем мире – это сплошная суета. Слова Спасителя точны и ясны: «врата адова никогда не одолеют» созданной Им Церкви. Этими словами Господь дает указание на то, что цель всей нашей земной жизни должна быть в этой Церкви. Поэтому Церковь часто уподобляется кораблю, плывущему по бурному морю житейскому. Волны бешено устремляются на корабль, ударяют во все его борты, от чего корабль иногда весь содрогается, подводные скалы готовы разбить корабль и утопить его. Но Кормчий корабля – Сам Христос Бог наш, в чем и заключается непобедимость Церкви. А если все время взирать на то, что происходит в море житейском, то можно придти в ужас, потерять веру и совсем растеряться, не понимая что к чему, кто куда, зачем и почему. Там бури, бесконечные войны, смятения, волнения, бессонные ночи, беспричинные тревоги, беспочвенные подозрения всех и во всем. А от такого духовного состояния и тело наше начинает воспринимать все что угодно: у одних повышенное давление, у других повышенная кислотность желудка со всеми последствиями, включая язву и даже рак, у иных диабет или артрит и т.д. Да чего только с нами не случается тогда, ибо в человеческом естестве существует поразительное единство. Если очень долго душа волнуется, то вот Вам скоро налицо и какая-то болезнь. Это совсем не значит, что люди церковные, верующие, те, что на корабле Христовом, никогда ни чем не болеют. Болеют и они, но болеют не расстраиваясь душой, без ропота, с терпением, от чего еще более просветляются, умудряются; они принимают болезнь, соглашаются с постигшим несчастьем, помня всегда, что Христос их Спаситель невинно пострадал как никто другой, и потому идут Его путем.

Итак, вся цель земной жизни – быть в Церкви, но Церковь это не организация, не общество, хотя Она и имеет свою некую видимость на земле в виде прихода, храма, внешнего обряда. Церковь – это новое бытие, новая жизнь во Христе, что делает человека, ставшего членом этой Церкви, как бы другим, новым, не похожим на окружающих, немного юродивым для большинства. Думает он, чувствует он не так, как большинство. Он никого не осуждает из окружающих его и не живущих как он. Он как бы некий хранитель тайны Божией, благодати Святого Духа, которую он страшно боится потерять, и знает, что потерять ее он может только через содеянный им грех. Грех – это всякое беззаконие, все что делается против воли Божией, которую Господь открыл нам во всем Священном Писании, через свв. Отцов Церкви и через Своих святых.

Митрополит Виталий

Чтобы войти в этот божественный организм – Церковь, надо, во-первых, быть крещенным и приобщиться Ее сакраментальной, таинственной, молитвенной жизни. Только не подумайте, что настоящий христианин это инертный человек, человек-мечтатель. При всем том, что христианин живет своей духовной жизнью, он разделяет со всем языческим, неверующим или даже безбожным, на Бога воюющим миром, все заботы ежедневной жизни, он трудится честно, по совести своей, ибо трудится не ради начальника или директора, но как бы ради Самого Господа.

Вот я Вам начертал ту жизнь, от которой отошла Россия и к которой должна вернуться через покаяние. Никакие партии, парламенты и всякие другие потуги ей не помогут. Через которые двери вышла, через те же и должна вернуться.

 

(Перепечатано из журнала «Православная Русь», Но. 1 за 2006 г.)

ХРИСТИАНСКОЕ УЧЕНИЕ

Причина страданий – грех

Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5, 14), – такое завещание дал Господь исцеленному расслабленному. Возлюбленные братья! Это завещание Господа имеет для нас значение величайшей важности. Оно говорит нам, что мы подвергаемся болезням и прочим бедствиям земной жизни за наши согрешения. Когда же Бог избавит нас от болезни или бедствия, а мы снова начнем проводить греховную жизнь, то снова подвергаемся бедствиям, более тяжким, нежели какими были первые наказания и вразумления, посланные нам от Бога.

Грех – причина всех скорбей человека и во времени, и в вечности. Скорби составляют как бы естественное последствие, естественную принадлежность греха, подобно тому, как страдания, производимые телесными недугами, составляют неизбежную принадлежность этих недугов. Грех, в обширном смысле слова, иначе – падение человечества или вечная смерть его, объемлет всех людей без исключения; некоторые грехи составляют печальное достояние целых обществ человеческих; наконец, каждый человек имеет свои отдельные страсти, свои особенные согрешения, принадлежащие исключительно ему. Грех, во всех этих различных видах, служит началом всех скорбей и бедствий, которым подвергается вообще человечество, подвергаются человеческие общества, подвергается каждый человек в частности.

Состояние падения, состояние вечной смерти, которой заражено, поражено, убито все человечество, есть источних всех прочих согрешений человеческих, и общественных и частных. Расстроенное ядом греха естество наше стяжало способность согрешать, стяжало влечение ко греху, подчинилось насилию греха, не может не производить из себя греха, не может обойтись без него ни в каком виде деятельности.

Три казни определены правосудием Божиим всему человечеству за согрешения всего человечества. Две из них уже совершились, одна должна совершиться. Первой казнью была вечная смерть, которой подверглось все человечество в корне своем, в праотцах, за преслушание Бога в раю. Второй казнью был всемирный потом за допущенное человечеством преобладание плоти над духом, за низведение человечества к жизни бессловесных. Последней казнью должно быть разрушение и кончина этого видимого мира за отступление от Искупителя, за окончательное уклонение человеков в общение с ангелами отверженными.

Нередко особенный род греха объемлет целые общества человеческие и навлекает на них казнь Божию. Так содомляне были сожжены огнем, ниспадшим с неба, за преступное угождение плоти; так израильтяне были не раз предаваемы иноплеменникам за уклонение в идолопоклонство; так камень на камне не остался в великолепном Иерусалиме, построенном из чудных камней, а жители его погибли от меча римлян за отвержение Спасителя и богоубийство. Заразителен грех: трудно устоять частному человеку против греха, которым увлечено целое общество.

Пример казни за грех, сделанный человеком отдельно, наказуемый правосудием Божиим также отдельно, видим в продолжительной болезни исцеленного Господом расслабленного.

Сказав о греховности всего рода человеческого и о греховности обществ человеческих, обратим особенное внимание на частную греховность, которую каждый человек имеет свою. Это рассматривание существенно нужно для нас и существенно полезно. Оно может иметь спасительное влияние на деятельность нашу, отвратив ее от пути беззаконий, направив по воле Божией. Просвещаемые законом Божиим, мы научимся, что Бог, при неограниченной милости, и правосуден совершенно, что Он непременно воздаст за греховную жизнь соответствующим наказанием. Такое убеждение внушит нам употребить все усилия к освобождению себя от увлечения и собственными страстями и порочными обычаями общества, к избавлению себя от временных и вечных казней Божиих.

Святые отцы утверждают, что до искупления все люди были обладаемы грехом, творили волю греха и против желанию своего. По искуплении рода человеческого Богочеловеком, уверовавшие во Христа и обновленные Святым Крещением уже не насилуются грехом, но имеют свободу – свободу или противиться греху, или последовать внушениям его. Произвольно покоряющиеся греху опять теряют свободу и подпадают насильственному преобладанию греха. Те, которые под руководством Слова Божия ведут брань с грехом, противятся ему, – одерживают в свое время полную победу над греховностью.

Победа над собственной греховностью есть вместе и победа над вечной смертью. Одержавший ее удобно может уклониться от общественного греховного увлечения. Это видим на святых мучениках: победив грех в себе, они противостали заблуждению народному, обличили его, не остановились запечатлеть святое свидетельство кровью. Увлеченный и ослепленный собственным грехом не может не увлечься общественным греховным настроением: он не усмотрит его с ясностью, не поймет его как должно, не отречется от него с самоотвержением, принадлежа к нему сердцем. Сущность подвига против греха, подвига, которым обязан подвизаться каждый христианин, заключается в борьбе против греха, в расторжении дружбы с ним, в побеждении его в самой душе, в уме и сердце, которым не может не сочувствовать тело. «Вечная смерть – говорит преподобный Макарий Великий, – находится сокровенной внутри сердца: ею человек мертв, будучи по внешности жив. Кто в тайне сердца перешел от смерти к жизни, тот будет жив во веки, и уже не умрет никогда. Хотя тела таковых и разлучаются на некоторое время от душ, но они – освященные, и восстанут со славой. По этой причине смерть святых и называем сном».

Святые, все без исключения, несмотря на то, что победили вечную смерть и раскрыли в себе вечную жизнь еще во время этой временной жизни, подвергались многим и тяжким скорбям и искушениям. Отчего это? Свойственно грешникам привлекать на себя наказание Божие: по какой же причине жезл Божий не минует избранных Божиих, поражает их ударами?

Разрешается этот вопрос, по наставлению Священного Писания и Святых отцов, следующим образом. Хотя греховность и побеждена в праведных людях, хотя вечная смерть уничтожена присутствием в них Святого Духа, но им не предоставлена неизменяемость в добре на всем протяжении земного странствования, не отнята у них свобода в избрании добра и зла. Неизменяемость в добре – принадлежность будущего века. Земная жизнь до последнего часа ее – поприще подвигов произвольных и непроизвольных. Усмиряю и порабощаю тело мое, – говорит великий Павел, – дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным (1 Кор. 9, 27). Апостол говорит это о том освященном Божественной благодатью теле, которому не сделал никакого вреда злейший яд ехидны, которого одежды производили исцеления. И такое тело нуждалось в порабощении и усмирении, чтобы умерщвленные его страсти не ожили, и вечная смерть не воскресла! Доколе христианин, хотя бы он был сосудом Святого Духа, странствует на земле, дотоле вечная смерть может воскреснуть в нем, греховность может снова объять и тело, и душу.

Но одного собственного подвига недостаточно для служителей Божиих к укрощению падения, постоянно стремящегося восстановить свое владычество: им нужна помощь от Бога. Вспомоществует им Бог Своей благодатью и жезлом наказания отеческого, соразмерно благодати каждого. Великому Павлу дано – свидетельствует он – жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился (2 Кор. 12, 7), по поводу возвышеннейшего духовного преуспеяния, по поводу множества бывших ему Божественных откровений, по поводу множества духовных дарований, которые он имел, по поводу множества чудес, которые совершил. Столько повреждена наша природа греховным ядом, что самое обилие благодати Божией в человеке может служить для человека причиной гордости и погибели. Не почести, не слава, не послушание беспрекословно встречали Павла, когда он проповедовал вселенной Христа, доказывая истину проповеди знамениями: ангел сатанин повсюду приготовлял для него козни, сопротивление, уничижение, гонение, напасти, смерть. Познав, что это совершается по попущению Божию, Павел восклицает: благодушествую в немощах, в обидах, в бедах, в гонениях, в притеснениях за Христа (2 Кор. 12, 10). Павел находил необходимым усмирять свое тело, чтобы от послабления телу не возникли плотские страсти. Промысел Божий усмотрел, что нужно скорбями оградить душу Павла от гордости. Самое чистое естество человеческое имеет в себе нечно гордое, замечает преподобный Макарий Великий. Вот причина, по которой рабы Божии подвергают себе произвольным лишениям и скорбям, – при этом подвергаются различным скорбям и искушениям по попущению промысла Божия, вспомоществующего скорбями подвигу рабов Божиих, охраняющего скорбями подвиг их от растления грехом.

 Путь земной жизни для всех святых был путем многотрудным, тернистым, исполненным лишений, обставленным бесчисленными напастями. Иные из них, – говорит апостол, – замучены были, другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, тепря недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земным (Евр. 11, 35-38). Блаженный Симеон Метафраст замечает в жизнеописании великомученика Евстафия: «Богу не благоугодно, чтобы рабы Его, которым Он уготовал на небесах вечную, непременяющуюся честь и славу, пребывали почитаемы и прославляемы суетным и временным почитанием в этом превратном и непостоянном мире». Отчего так? – Оттого, что нет человека, который бы, безвредно для души своей, мог пребывать на высоте земного величия и благоденствия. Если бы кто был равноангельным по нравственности, и тот поколеблется. В нас, в душах наших насаждена падением нашим способность изменяться. Мы не можем не соответствовать и не сообразоваться расположением нашего духа к внешним обстоятельствам нашим и вещественному положению. «Прилепилась к земле душа моя! (Пс. 118, 25) – исповедуется Богу пророк от лица каждого падшего человека. – Подымает меня с земли, отторгает от нее, вводит во спасение рука Твоя, Твое всесвятое Слово и Твой всесвятой Промысел, растворяя скорбями мое временное благополучие, и вместе утешая меня благодатным духовным утешением, вдыхающим влечение к небу в сердце мое. Без этой помощи Божией, по моей несчастной наклонности, которой я не могу противостать одними собственными силами, я бы привязался умом и сердцем исключительно к одному вещественному, и страшно, гибельно обманул бы себя, забыв о вечности, об уготованных мне благах в ней, утратил бы их невозвратимо».

С покорностью Богу, с благодарением, славословием Бога, истинные служители Божии принимали попускаемые им скорби промыслом Божиим. Они находили свои скорби полезными, нужными, необходимыми для себя; попущение их признавали правильным, благодетельным. Стремление воли своей они присоединили к действию воли Божией; они благоволили к наказаниям и вразумлениям, ниспосылаемым от Бога.

Из такого сердечного залога, из такого образа мыслей взирали святые на постигавшие их напасти. Последствием настроения, внушаемого таким смиренномудрием, были духовное утешение и радование, обновление души ощущениями будущего века. Что скажем мы, грешные, о находящих на нас скорбях? Какая, во-первых, начальная причина их? Начальная причина страданий человеческих, как мы видели, – грех, и очень правильно поступит всякий грешник, если при постигших его печалях немедленно обратит мысленные взоры к грехам своим, сознается в грехах, обвинит грехи свои, обвинит себя за грехи свои, признает скорбь праведным наказанием Божиим.

Есть и другая причина скорбей: это – милосердие Божие к немощному человечеству. Попуская грешникам скорби, Бог возбуждает их к тому, чтобы они опомнились, чтобы они остановились среди неудержимого увлечения своего, вспомнили о вечности, о своих отношениях к ней, вспомнили о Боге, о своих обязанностях к Нему. Скорби, попускаемые грешникам, служат признаком, что эти грешники еще не забыты, не отвержены Богом, что усматривается в них способность к покаянию, исправлению и спасению.

Грешники, наказуемые Богом, ободритесь! Егоже бо любит Господь, наказует; биет же всякого сына, егоже приемлет (Евр. 12, 6). Это возвещает нам Священное Писание, вразумляя, утешая, укрепляя нас. Примите наказание с сознанием, что вы достойны наказания; примите наказание со славословием за наказание, славословием правосудного и в правосудии Своем милосердного Бога; примите наказание с беспристрастным рассмотрением вашей протекшей жизни, исповеданием ваших согрешений, омовением согрешений слезами покаяния, исправлением поведения вашего. Оно часто, нуждаясь мало в исправлении наружном, нуждается очень много в исправ-лении тайном: в исправлении образа мыслей, направления, побуждений, намерений. Вы совратились с пути праведного согрешениями вашими: не потеряйте его окончательно ропотом, оправданием себя перед собой и людьми, отчаянием, хулой на Бога. Средство помощи, данное вам для возведения вас на путь благочестия, употребленное Самим Господом, не обратите в средство решительного погубления себя. Иначе прогневается на вас Господь. Он отвратит лицо Свое от вас, как от чуждых Ему, не будет посылать вам скорбей, как забытым и отверженным, попустит вам истратить земную жизнь по похотям вашим, и повелит смерти пожать вас внезапно, как плевелы, которые по собственному свободному произволению сделались принадлежностью огня геенского.

Претерпевающие должным образом попускаемые им от Бога скорби, приближаются к Богу, получают дерзновение к Нему, становятся Его сынами. Бог наполняет духовными благами терпящего скорбь в смирении духа, внимает его умиленной молитве, часто отвращает жезл наказания. Это совершилось над исцеленным расслабленным, лежавшим тридцать восемь лет в притворе Соломоновом. Болезнь расслабленного была наказанием за грехи, что явствует из наставления, данного Господом исцеленному: Вот ты стал здоровым и больше не греши, чтобы не было тебе что-нибудь горше.

Господь, давший завещание исцеленному расслабленному, чтобы он не впадал снова в те согрешения, за которые наказан болезнью, дал такое же завещание грешнице, которой Он простил грехи ее. Иди, – сказал Спаситель мира присужденной земными праведниками на побиение камнями – и больше не согрешай (Ин. 8, 11). Исцеление души и исцеление тела дается милосердным Господом при одинаковом условии. Грех жены был грех смертный; очевидно, что и грех расслабленного тоже принадлежал к разряду смертных грехов. Для погрязшего в пропасти смертных грехов нужна особенная помощь Божия, и является эта помощь явно – в наказании, и тайно – в призвании к покаянию. Человек призывается к покаянию или посылаемой ему болезнью, как случилось с расслабленным, или попускаемым гонением от человеков, что постигло царя Давида, или каким-либо другим образом. В каком бы виде ни явилось наказание Божие, его должно принимать со смирением и немедленно стремиться к удовлетворению той Божественной цели, с которой послано наказание: прибегать к врачеству покаяния, положив в душе своей завет воздержания от того греха, за который нас карает рука Господня. Этот грех нам с верностью укажется нашей совестью. Прощение греха и избавление от скорби, которой мы наказываемся за грех, даруется нам от Бога единственно при условии оставления греха, пагубного для нас и мерзостного пред Богом.

Возвращение ко греху, навлекшему на нас гнев Божий и затем прощенному Богом, служит причиной величайших бедствий, бедствий преимущественно вечных, загробных. Тридцать восемь лет томился расслабленный в недуге за грех свой. Наказание незначительное! Но Господом возвещается еще большее наказание за возвращение ко греху. Что это за наказание, более тяжкое, нежели такая длительная болезнь? Не что иное, как вечная мука в аде, ожидающая всех некающихся и неисправимых грешников.

Святитель Игнатий Брянчанинов

«НЕ ОТРЕЧЕНИЕ ГОСУДАРЯ, А ОТРЕЧЕНИЕ ОТ ГОСУДАРЯ»

(Доклад на Международной историко-богословской конференции
в Царском Селе, 16-17 июля 1999 года)

 

Книгу принесли год назад в церковь св. благоверного князя Александра Невского, что во Пскове. Кто принес – остался неизвестным. Белый крест на верхней крышке книги, черный переплет. Ровно 80 лет хранилась эта книга под спудом, и вот, видно, исполнились сроки Божии, чтобы вышла на свет эта святыня, дарованная нам именно сейчас для осознания причин нескончаемых русских бед.

Эта книга – Ветхий Завет – принадлежала последнему Императору Российской Империи, Царю-Мученику Николаю Александровичу Романову, и была взята из вагона императорского поезда в марте 1917 года на железнодорожной станции города Пскова в трагические для России дни, когда она отреклась от своего Государя.

Николай Второй в те дни читал эту книгу, на листах следы его карандаша, а на страницах 220 и 237 тем же карандашом краткие рукописные записи, сделанные рукой Государя.

Царь Николай II

До появления этой книги по часам, а где и по минутам были известны внешние обстоятельства т.н. отречения Императора, их не один раз перетолковывали участники и соучастники события, кто оправдываясь, кто бахвалясь, кто претендуя на роль объективного летописца. Ныне мы обрели самого беспристрастного свидетеля событий конца февраля – начала марта 1917 года: духовного свидетеля того, о чем думал в эти часы Царь, как он шел к своему решению оставить Российский Престол. Тем же карандашом, которым Государь отчеркивал строки Слова Божия в Вечной Книге, он подписал документ, встреченный бешеными рукоплесканиями и безумной радостью врагов России, представленный ими как отречение Царя от России, а на самом деле это Россия в те страшные часы отреклась от своего Государя. С марта 1917 года этот документ настырно выдается за Манифест отречения Николая II от Престола. Громадная ложь в истории России.

Исчисление событий, непосредственно связанных с отречением Государя, надо вести, очевидно, с 14 февраля 1917 года, когда недовольные скудостью жизни военного времени толпы вышли на улицы Петрограда с лозунгами «Долой войну!», «Да здравствует республика!». 17 февраля стачечная зараза охватила крупнейший Путиловский завод и чумовой волной покатилась по всему городу. Рабочие громили хлебные лавки, избивали городовых. 23 февраля бастовало уже 128 тысяч человек. 26 февраля восстала распропагандированная революционерами 4-я рота запасного батальона Павловского гвардейского полка, которая открыла огонь по полиции, пытавшейся пресечь беспорядки. Начался переход петроградского гарнизона на сторону толпы... К этому времени уже весь Петроград захлестнули демонстрации рабочих, требовавших хлеба, преступным умыслом не подвозимого в город, намеренно не продаваемого в лавках. Начался народный бунт, спровоцированный масонским заговором. Масонам мало было Государственной думы, они рвались к всевластию в России. Им мешал монархический строй, преградой на их пути стоял Государь.

Государя Николая Александровича и до того нельзя было упрекнуть в нерешительности, а в те мятежные дни жесткость его приказов на подавление предательского бунта в столице была поистине диктаторской. Вечером 25 февраля генерал Хабалов получает приказ Государя о немедленном прекращении всех беспорядков в столице – там громили магазины, грабили лавки, избивали и убивали городовых. В помощь Хабалову Государь посылает из Ставки корпус генерала Иванова. Считая и это недостаточным, едет поездом к командующему Северным фронтом генералу Рузскому, чтобы направить в Петроград подтянутые с фронта войска. Не медля, Царь подписывает Указ о приостановке на месяц работы Государственной думы и Государственного совета. Деятельность думских говорунов объявляется незаконной. По замыслу Государя власть сосредотачивается в его руках и руках его правительства с опорой на верную Царю Армию.

Но события развиваются вопреки воле Государя. Его приказы не выполняются. Генерал Иванов не доводит свой корпус до Петербурга. Солдаты петербургских полков отказываются подчиняться генералу Хабалову. Дума противится указу Государя, организует Временный комитет, а затем на его основе Временное правительство... Будь у Государя в тот момент хотя бы триста солдат, преданных ему, присяге и закону, способных исполнить железную волю Царя, Россию можно было бы удержать на краю разверзшейся пропасти: думский Временный комитет разогнать, Советы «рачьих и собачьих депутатов», как их тогда называли умные люди, расстрелять. Но в Пскове Государь встретил от командующего Северным фронтом генерала Рузского не верности себе, присяге и крестоцелованию, а... требование отречения. Генерал-адъютант (высшее маршальское звание в царской армии) Рузский, исполняя порученную ему Временным комитетом роль, предложил Николаю Второму «сдаться на милость победителя». Генерал царской свиты Дубенский вспоминал потом: «С цинизмом и грубой определенностью сказанная Рузским фраза ‘надо сдаваться на милость победителю’ с несомненностью указывала, что не только Дума, Петроград, но и лица высшего командования на фронте действуют в полном согласии и решили произвести переворот».

Стремительна измена не только Рузского, который два месяца спустя похвалялся в газетных интервью о своих «заслугах перед революцией», но всего поголовно командования Армии. Вот свидетельство самого Рузского: «Часов в 10 утра я явился к Царю с докладом о моих переговорах. Опасаясь, что он отнесется к моим словам с недоверием, я пригласил с собой начальника моего штаба генерала Данилова и начальника снабжений генерала Саввича, которые должны были поддержать меня в моем настойчивом совете Царю ради блага России и победы над врагом отречься от Престола. К этому времени у меня уже были ответы Великого князя Николая Николаевича, генералов Алексеева, Брусилова и Эверта, которые все единодушно тоже признавали необходимость отречения».

«Кругом измена, трусость и обман», – записал Государь в своем дневнике.

Одни сознательно изменяли – Алексеев, Рузский, Брусилов, Корнилов, Данилов, Иванов; другие трусливо покорялись изменникам, хоть и проливали слезы сочувствия Императору, – его свитские офицеры Граббе, Нарышкин, Апраксин, Мордвинов; третьи, вырывая у Императора отречение, лгали ему, что это делается в пользу Наследника, на самом деле стремясь к свержению монархии в России. Зловещие фигуры Временного комитета Государственной думы – Родзянко, Гучков, Милюков, Керенский, Шульгин – разномастная и разноголосая, но единая в злобе на русское Самодержавие свора подлецов и предателей России.

Царь Николай II

1 марта 1917 года Государь остался один, практически плененный в поезде, преданный и покинутый подданными, разлученный с семьей, ждавшей и молившейся за него в Царском Селе. Оставшись один, Николай Александрович берет себе в совет и укрепление Слово Священного Писания, читает, подчеркивает избранное. Первое, что непреложно встает из государевых пометок в Библии, – твердая вера Императора в Божий Промысел, убежденность, что Господь с ним: «Не бойся, ибо Я с тобой» (Быт. 26, 24), «Не бойся, Я твой щит» (Быт. 15, 1), «Бог твой есть Бог благий и милосердый, Он не оставит тебя и не погубит тебя» (Второзак. 4, 31), «Бог ваш идет пред вами, Он будет сражаться за вас» (Второзак. 1, 30)...

Ни одно имя в истории России так не изолгано, как имя Царя-Мученика и его святой Семьи. Горы неправды приходится повергать тому, кто пытается добраться до истины отречения. Но теперь у нас есть правдивейший свидетель события, его причин и следствия – Слово Священного Писания, выделенное Императором в лад своим мыслям, в обоснование своему решению, в утверждение своему предвидению. Нет, это не много раз поставленная в вину Императору досужими неверами нерешительность или безволие, или стремление устраниться от принятия жестких мер, покорившись фатальной неизбежности, ведь Православие отрицает неизбежность Божьего гнева, допуская возможность живой молитвой изменить сроки Божьего наказания согрешившему народу. Царь берет на себя эту живую молитву, потому-что он Богопомазанник – выразитель воли Божией своему народу и одновременно предстатель перед Богом за народ. Высвечиваются отчеркнутые им слова: «Господь Бог, перед лицом Которого я хожу» (Быт. 24, 40), «Постойте, я послушаю, что повелит о вас Господь» (1 Числ. 9, 8), «А что мы значим, что вы на нас ропщете? Не на нас ропот ваш, но на Господа» (Исх. 16, 7-8).

Высокое назначение и бремя своего служения Государь видит в строках: «Будь ты посредником от народа пред Богом и представляй Богу дела его» (Исх. 18, 19), «Научай его постановлениям Божиим и законам Его, указывай ему путь Его, по коему он должен идти, и дела, какие он должен делать» (Исх. 18, 19-20). А вот он подчеркивает в Библии иное условие своего служения, исполнение которого зависит не от него одного: «Ты же усмотри себе из всего народа людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть, и поставь их над ними тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками. Пусть они судят народ во всякое время и о всяком важном деле доносят тебе, а все малые дела судят сами: таким образом облегчи себя и они пусть несут с тобою бремя. Если ты так поступишь и Бог повелит тебе, то ты возможешь устоять, и весь народ сей с миром пойдет в свое место» (Исх. 18, 21-23).

Не оказалось рядом таких людей – боящихся Бога, любящих правду, ненавидящих корысть, верных присяге. Все выступили изменниками – от рядовых солдат питерских запасных полков до главнокомандующих фронтами, до ближайшей родни, великих князей. Никто не захотел понести с ним бремя. Генерал Рузский предложил – и кому?! Государю своему! – «сдаться на милость победителю». Какому «победителю»? Горстке взбунтовавшейся, подстрекаемой иудеями черни, ее «советам», возглавляемым Цедербаумом, Даном, Аксельродом...? Масонскому Временному комитету, незаконность которого признавал сам член этого комитета Милюков: «Меня спрашивают, кто вас избрал? Нас никто не выбирал, ибо если бы мы стали дожидаться народного избрания, мы не могли бы вырвать власть из рук врага...» Какого врага, кто для масона Милюкова враг? Помазанник Божий, Российский Государь! Генерал Алексеев, которому Государь доверил Ставку и руководство военными действиями, «настоятельно советует отречься», собирает в поддержку подобные «рекомендации» от всех командующих фронтами. Великий князь Николай Николаевич шлет Царю «верноподданическую мольбу» с требованием отречения и постыдно суетливо спешит сообщить об этом в заискивающей телеграмме Председателю думы Родзянко: «Сейчас я в согласии с мнением генерал-адъютанта Алексеева обратился к Государю Императору с верноподданической мольбой – ради спасения России и победоносного окончания войны принять решение, признаваемой нами единственным выходом при создавшихся роковых условиях. Главнокомандующий кавказской армией геренал-адъютант Николай».

Не было рядом с Государем иных, верных России людей – кто умер, многие были убиты: Победоносцев, Столыпин, Трепов, Плеве... Остались одни предатели. Великий князь Кирилл Владимирович, явившись в Думу с красным бантом на груди, сдал вверенную ему Императором морскую гвардию в полное распоряжение «нового правительства». Не замедлили присягнуть Временному правительству и Великие князья Александр Михайлович, Борис Владимирович, Сергей Михайлович, Дмитрий Константинович, Николай Константинович, Гавриил Константинович и Игорь Константинович. Даже охрана Царя, собственный Его Величества Конвой, остававшийся в Петрограде, заявил Государственной думе о своем отступничестве от Государя. Очевидец рассказывал, как поезд Императора прибыл в Царское Село: «В поезде с Государем ехало много лиц свиты. Когда Государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали быстро разбегаться в разные стороны, озираясь по сторонам... Прекрасно помню, что так удирал тогда генерал-майор Нарышкин, между прочим, близкий друг Государя с детских лет».

По строкам Святого Писания, отмеченным тонким карандашом Императора, ясно читается поиск ответа на мучивший в это время Николая Александровича вопрос, что сталось с его народом, так стремительно изменившим своему природному Царю: «Что мне делать с народом сим, еще немного, и они побьют меня камнями» (Исх. 17, 4). «Господи, для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? Разве я носил в чреве весь народ сей? и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его в недре твоем, как нянька носит ребенка?.. Я один не могу нести всего народа сего, потому-что он тяжел для меня» (Числ. 11, 11-14).

Бремя заступничества за народ-изменник, народ-бунтовщик, народ, требовавший заменить Царство республикой, – в самом деле непосильное и напрасное тягло, но Царь не отрекается от своего народа. Царский карандаш решительно подчеркивает в Библии: «И так простишь ли грех их? А если нет, то изгладь меня из книги Твоей, в которую Ты вписал» (Исх. 32, 32-33).

Как совпадают эти строки с известным видением митрополита Макария Московского: «Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит Государь Николай Александрович. Спаситель говорит Государю: Видишь, в моих руках две чаши – вот это горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя. Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашался, а Государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух... Заснув вторично, я вижу громадное поле покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окруженный множеством народа, и своими руками раздает манну. Незримый голос в это время говорит: «Государь взял вину русского народа на себя и русский народ прощен». Государь действительно говорил в те дни и это осталось в письменных свидетельствах очевидцев: «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России, я буду этой жертвой, – да свершится воля Божия!»

Царь-Мученик

Мысль об искуплении греха народа, посягнувшего на уничтожение Царства, не отступает от Государя и в псковском поезде. В Святом Писании видит он решение и подчеркивает: «Пошел гнев от Господа и начал поражать людей...» Тогда первосвященник «заступил народ. Стал между мертвыми и живыми и прекратилось поражение» (Числ. 16, 46, 48).

Вот он, исход решения Императора Николая Александровича «встать между мертвыми и живыми» - теми, кто уже был мертв, отступив от Бога и Его Помазанника и теми, кто оставался верен Царю, но медлил в бездействии или пребывал в неведении грядущей опасности. Опасность погибели всех была как никогда реальной. Ведь мы, русские, до конца своих дней связаны всесоборным постановлением, принятым Всероссийским Земским собором в 1613 году, связаны клятвой русского народа на вечную верность Царскому роду Романовых, клятвой, данной нашими предками за себя и за нас, своих потомков. Нарушение сего соборного постановления кем бы то ни было – царем ли, народом ли, с роковой неизбежностью влечет неисчислимые бедствия русскому народу и его Царству. Вот где ждал нас конец, вот когда Россия, русские близко были к погибели.

Стремлением «заступить между мертвыми и живыми» и спасти русский народ был выверен каждый шаг Царя на псковской станции с символическим названием Дно. Не растерянно, не колеблясь, не кидаясь загнанным зверем из стороны в сторону, обложенный красными флажками революции, действует Государь. Государь действует спокойно и уверенно, согласуясь со Словом Завета. И враги его, и отступники потрясенно отмечали в те дни, что Царь был необыкновенно спокоен. Он был спокоен, потому-что знал, что делает, потому-что был уверен в правоте исполяемого им долга, потому-что каждый шаг его был выверен Священным Писанием. Самое важное для него было уйти так, чтобы его уход не обернулся пагубой для всего народа.

Царь Николай II

Хронику появления документа, который по сей день умышленно ложно называют «Манифестом об отречении», воспроизведем по воспоминаниям одного из главных действующих лиц трагедии, генерала Рузского. 1 марта 1917 года «часа в три Царь пригласил меня и заявил, что Акт отречения им уже подписан и что он отрекся в пользу своего Сына. Он передал мне подписанную телеграмму об отречении». Вот ее текст: «В тяжелую годину ниспосланных тяжких испытаний для России Мы, не имея сил вывести Империю из тяжкой смуты, переживаемой страной перед лицом внешнего врага, за благо сочли, идя навстречу желаниям русского народа, сложить бремя врученной нами от Бога власти.

Во имя величия возлюбленного русского народа и победы над лютым врагом призываем благословение Бога на Сына Нашего, в пользу которого отрекаемся от Престола Нашего. Ему до совершеннолетия регентом Брата Нашего Михаила Александровича...»

В ту ночь Государь вспоминает святую жертву праотца Авраама, не пожалевшего ради любви к Богу своего единородного сына. Это видно по тем строчкам, что подчеркнуты Николаем Александровичем в Писании: «И когда они пришли на место, которое указал ему Бог, тогда Авраам устроил там жертвенник... и, связав сына своего, положил его на жертвенник». И сказал Бог Аврааму: «Теперь я знаю, что боишься Бога, когда ты не пожалел сына твоего, единственного твоего для Меня» (Быт. 22, 9, 12).

Снова обратимся к воспоминаниям Рузского: «В штабе мне подали телеграмму за подписью Гучкова и Шульгина с извещением, что они в три часа тридцать пять минут выехали в Псков. Получив эту телеграмму, я воздержался от опубликования ‘Манифеста об отречении’. В момент приезда комиссаров я находился в своем вагоне... Когда я вошел в вагон к Царю, А.И. Гучков докладывал ему подробно о последних событиях. Особенно сильное впечатление на Николая Второго произвел переход его личного Конвоя на сторону восставших войск. Этот факт его настолько поразил, что он дальнейший доклад Гучкова слушал уже невнимательно. На вопрос Царя, что ему делать, Гучков тоном, не допускавшим двух решений, заявил: ‘Вам нужно отречься от Престола’. Царь спокойно выслушал это заявление комиссара испольнительного комитета. После долгой паузы он ответил: ‘Хорошо, я уже подписал Акт об отречении в пользу моего Сына, но теперь я пришел к заключению, что сын мой не отличается крепким здоровьем, и я не желаю с ним расстаться, поэтому я решил уступить Престол Михаилу Александровичу’. Комиссары не возражали. Царь вышел с Фредериксом в соседний вагон, составил новый текст отречения и вернулся в вагон, в котором находились комиссары. В течение десяти минут царило тягостное молчание. Наконец, явился Фредерикс с напечатанным на машинке актом отречения, который Царь тут же подписал».

Так возник документ, который заговорщики назвали «Манифестом отречения Николая Второго» и в мартовских газетах 1917 года он был опубликован с фальшивым титулом «Манифест. Мы, Божией Милостию Николай Вторый...», как это было принято в настоящих Императорских Манифестах. На самом деле это была всего-навсего телеграмма Государя в Ставку, начальнику штаба Алексееву:

 

«Ставка. Начальнику штаба.

В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли МЫ долгом совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы, и, в согласии с Государственною думою, признали МЫ за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с СЕБЯ Верховную Власть. Не желая расстаться с любимым Сыном Нашим, МЫ передаем наследие НАШЕ Брату НАШЕМУ Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату НАШЕМУ править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа и законодательных учреждений, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед Ним, повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь Ему, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.

г. Псков, 2-е марта 15 час мин. 1917 г.

 Николай.»

 

Царские мученики

Был ли этот документ Манифестом отречения Царя от Престола? Нет, не был. Прежде всего потому, что этот документ намеренно составлен Государем с нарушением Закона. Николай Александрович не мог, не имел права при живом наследнике передавать монаршью власть своему брату. То, что подобное отречение незаконно, было ясно уже тогда всем, кто окружал Царя, и сознательным изменникам, и трусливым попутчикам. Отречение Царя вообще не предусмотрено законом о Престолонаследии. Согласно другим законам Российской Империи, опекун, а именно таковым Государь являлся по отношению к своему сыну, не мог отказаться за наследника от прав наследника до достижения им совершеннолетия. Об очевидной незаконности передачи власти Михаилу Александровичу пишет в своих воспоминаниях свитский полковник Мордвинов: «Они сомневаются, вправе ли Государь передать Престол Михаилу Александровичу, минуя Наследника, и спрашивают для справки основные законы. Знаю почти заранее, что они вряд ли будут по смыслу противоречить обыкновенным законам, по которым опекун не может отказываться ни от каких прав опекаемого, а значит, Государь до совершеннолетия Алексея Николаевича не может передать Престол ни Михаилу Александровичу, ни кому-либо другому. Ведь мы присягали Государю и его законному Наследнику, а законный Наследник, пока жив Алексей Николаевич, только один».

Телеграмма Государя в Ставку, подложно названная «Манифестом об отречении», была последним призывом Государя к Армии. Из этой телеграммы всякому честному и верному офицеру становилось ясным, что над Государем совершается насилие, что это государственный переворот. Почему Государь и избрал форму телеграммы в Ставку, знал, что она будет немедленно разослана в войска торжествующими генералами-изменниками, а там оставались еще верные Царю, присяге, крестоцелованию командиры и солдаты.

Именно так, как призыв к действию, к спасению Трона и России, понял эту телеграмму командир 3-го конного корпуса генерал-лейтенант Феодор Артурович Келлер. Собрав представителей от каждой сотни и эскадрона вверенных ему частей, он сказал: «Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить на гибель армию и Россию. Вот телеграмма, которую я послал Царю: ‘3-й конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрекся от Престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя’». «Ура! Ура! – закричали драгуны, казаки, гусары. – Поддержим все, не дадим в обиду Императора!» Подъем был колоссальный. Все хотели спешить на выручку плененного Государя. Но генерал-лейтенант Келлер был немедленно отстранен Ставкой от командования корпусом.

Еще один честный офицер – начальник штаба отдельного Гвардейского кавалерийского корпуса полковник А.Г. Викенен – от лица своего командира генерал-адъютанта Хан-Нахичеванского, в ту пору отсутствовавшего, отправил телеграмму Царю, а он имел на это право в чрезвычайных обстоятельствах: «До нас дошли сведения о крупных событиях. Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность Гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Генерал-адъютант Хан-Нахичеванский». Когда Викенен доложил эту депешу прибывшему Хану, тот пришел в такую ярость, что Викенен все понял, после доклада ушел к себе и застрелился.

Итак, 2 марта 1917 года Царь не отрекся от Престола. Во-первых, он не имел права на отречение, это являлось нарушением Соборного постановления и закона о Престолонаследии. Во-вторых, Государь, фактически плененный заговорщиками в Пскове, по царскому своему служению не имел права безвольно покоряться их силе. И тогда он составляет заведомо незаконный документ и телеграммой рассылает его по армии, давая своему народу, присягавшим ему войскам и их командирам, последнюю возможность не изменить присяге, стремится отвести свой народ от клятвопреступления, от нарушения Соборной клятвы. Николай Александрович намеренно составляет телеграмму в такой форме, ибо никакую другую телеграмму начальник Штаба Ставки генерал-предатель Алексеев не разослал бы по Армии. Это был единственный в истории Государства Российского документ, который Царь подписал карандашом. Тем же самым карандашом он подчеркивал в те трудные часы священные строки: «Вместо отцов ваших восстали вы, отродие грешников» (Числ. 32, 14), «Все мысли и помышления сердца их были во всякое время только зло» (Быт. 6, 5).

Последний призыв Государя Николая Александровича к своей Армии 2 марта 1917 года остался не услышанным.

3 марта великий князь Михаил Александрович садится с самозванным Временным комитетом обсуждать условия своего «отречения». Не имея никаких законных прав ни на Престол, ни на принятие подобных решений, он подписывает «манифест», составленный для него масонами Набоковым, Милюковым, Гучковым, Керенским: «Одушевленный единой со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял я твердое решение в том лишь случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в учредительном собрании, установить образ правления и новые законы Государства Российского. Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему и облеченному всей полнотой власти, впредь до того, как созванное в воз-можно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа».

В тот же день Государь записал в своем дневнике: «Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четыреххвосткой для выборов через шесть месяцев Учредительного собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость».

Воистину «не следуй множеству, чтобы не делать зла». В этих словах Св. Писания, подчеркнутых Государем, видел он предупреждение об опасности следования не за Богом, а за большинством, т.к. последнее порождает зло и извращает справедливость.

Всеобщее, прямое, равное и тайное голосование, которое Государь в своем дневнике называет «четыреххвосткой», – самое настоящее «следование множеству», которого стремился избежать Государь. С юношеских лет он помнил скорбный опыт своего деда Александра II, пытавшегося «даровать народу» Конституцию и выборы. Сановники с Лорис-Меликовым во главе склонили Александра II подписать Акт о вступлении России на западно-европейский конституционный путь, уверяя Императора, что это единственный спасительный выход для России. Утром 1 марта 1881 года Акт был подписан. Затем Император поехал в Манеж, предполагая скоро вернуться во дворец и вручить подписанный акт сановникам во главе с Лорис-Меликовым. Но Господь распорядился иначе. На пути из Манежа во дворец Государь падает от руки гнусного убийцы-социалиста.

Взошедший на престол Государь Александр III в первый же день своего воцарения разорвал конституционный акт Лорис-Меликова. В одной из последних бесед с сыном, тогда Наследником Престола Николаем, Александр III коснулся мученической смерти своего покойного отца, его ошибки идти против Соборного постановления.

«И так простишь ли грех их? А если нет, то изгладь меня из книги Твоей, в которую Ты вписал...»

Вечером 3 марта, вслед за полученным известием «об отказе от Престола» Михаила Александровича, Император прибыл в Ставку в Могилев и отдал генералу Алексееву новую телеграмму.

«Председателю госуд. думы. Петр.

Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родимой Матушки-России. Посему Я готов отречься от Престола в пользу моего Сына, чтобы он остался при нас до совершеннолетия при регентстве брата моего великого князя Михаила Александровича. Николай».

Вот он, тот самый документ, не обнародованный тогда, но он существует и свидетельствует о неотмененности Царского Самодержавия в России по сей день. Изменник Алексеев не послал телеграммы, «чтобы не смущать умы», и никому не показывал ее, держал в своем бумажнике. Лишь в мае 1917 года, оставляя верховное командование Армией, с которого его выкинуло Временное правительство, он передал этот величайший по значению документ генералу Деникину, но и тот в силу своих демократических убеждений не придал должного значения великим Царским словам.

Итак, все было кончено. Арестованного Государя поезд увозил из Могилева в Царское Село, куда уже явился генерал Корнилов с поручением от Временного правительства пленить Семью Царя. И никому в тот час в России, видимо, не приходило в голову, что прогнать Царя можно только вместе с Господом, на нем благодатно пребывающим. Бог же поругаем не бывает, и за изгнание Своего Помазанника отомщает ослушливому народу. Один Государь помнил об этом и скорбно отмечал в св. Писании вещие слова о грядущем наказании России: «Если же не послушаете Меня, и не будете исполнять всех заповедей сих, и если презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается Моими законами, так-что вы не будете исполнять всех заповедей Моих и нарушите завет Мой, то и Я то же сделаю с вами, и пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, которые повредят глаза и измучат душу... И вы будете побиты врагами вашими... Я в семеро увеличу наказание за грехи ваши и сломлю гордое упорство ваше. Напрасно будет истощаться сила ваша; и наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет; хлеб, подкрепляющий человека, истреблю у вас, и будете есть плоть сынов ваших и плоть дочерей ваших будете есть. Разорю высоты ваши и разобью статуи ваши, и повергну трупы ваши на трупы идолов ваших; и возгнушается душа Моя вами. Города ваши сделаю пустынею, и опустошу святилища ваши. А вас рассею между народами, и обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и города ваши разрушены... Оставшимся из вас пошлю в сердца робость...» (Лев. 26, 14-36). «Страшно будет то, что Я сделаю для тебя» (Исх. 34, 10).

Все предреченное исполнилось вскоре. Поражение от врагов в Первой мировой и в годы гражданской войны, ужас и горячка тифозных эпидемий и моров, повальный голод и людоедство в особо голодавших губерниях, мстительный меч репрессий и раскулачивания, ниспровержение идеалов сначала февральской демократии, потом октябрьского большевизма, разорение церквей, выморочные города и села, по всему миру рассеянная русская эмиграция, а у оставшихся в России – бездонный вечный страх, вплоть до сегодняшнего повиновения врагу...

Кажется все, что есть в этом пророчестве, обрушилось на нас, исполнилось с горестью подчеркнутое Государем: «Тогда вострепетало сердце их, и они в изумлении говорили друг другу: что это Бог сделал с нами?» (Быт. 42, 28). Но слов этих пока не слышно в обществе, а ведь дальнейшая наша судьба по слову Св. Писания зависит от того срока, когда мы скажем: «Что это Бог сделал с нами?» «Мы видели скорбь души его, когда он умолял нас, но не послушали его, за то постигла нас скорбь сия» (Быт. 42, 21).

Из тех, кто изменил Государю, предал, струсил, промолчал, устранился, каждый до дна испил свою чашу возмездия Божия. Уже в 1918 году нет ни генерала Алексеева, ни генерала Рузского, ни генерала Корнилова; изгнанные сначала Временным правительством, потом большевиками, они пытались организовать белое сопротивление, – все тщетно. Как отмечал Государь: «Это будет безуспешно. Не ходите; ибо нет среди вас Господа, чтоб не поразили вас враги ваши... вы падете от меча, потому-что вы отступили от Господа и не будет с вами Господа» (Числ. 14, 41-43).

Царские мученики

Генерала Рузского зарубили красноармейцы в Краснодаре, страшной смертью погиб генерал Корнилов, генерал Алексеев умер от болезни, по свидетельству соратников «мучимый угрызениями совести иудова греха». Гучковы и керенские, попраздновав недолгие восемь месяцев победу над самодержавием, были изгнаны заграницу и умерли в бесчестии, а земля наша как была предана в руки врагов-иноземцев, так и поныне в их руках пребывает.

Если что и может сегодня изменить участь нашу, то это осознание нашей соборной вины перед Государем, покаянная молитва к Богу с мольбой о прощении, наше горячее желание восстановить в России Царство. Об этом молил Бога Государь в страшные мартовские дни 1917 года: «Господь медлен на гнев и велик в милости, прощает беззакония и преступления, но виновного не оставляет без наказания, наказывает беззаконие отцов в сынах, до третьего и четвертого рода. Прости грех народу сему по великой милости Твоей» (Числ. 14, 18-19).

Татьяна Миронова

(Перепечатано из газеты «Русский Вестник», № 32-33 за 1999 г.)

ЖИТИЯ СВЯТЫХ

13-го июля (30-го июня по старому стилю), на следующий день после дня памяти святых и первоверховных апостолов Петра и Павла, Церковь празднует Собор двенадцати апостолов.

Празднование памяти 12-ти ближайших учеников Христовых установлено в древности; уже в IV веке император Константин Великий построил в Константинополе храм во имя святых двенадцати апостолов. Блаженный Феофилакт в толковании на Евангелие от Матфея так пишет об избрании 12 апостолов: «Христос избирает двенадцать учеников по числу двенадцати колен. Дав им силу, Он послал их, хотя и мало было их, т.к. вообще мало таких, которые идут тесным путем. Он дал им силу чудотворения, чтобы, поражая чудесами, они имели внимательных к своему учению слушателей».

Двенадцать апостолов

Св. Иоанн Златоуст пишет об апостолах следующее: «Апостолы блистательнее самих звезд; и не ошибся бы тот, кто назвал бы их светилами вселенной, светилами не тогда только, пока они жили, но даже и теперь, когда они умерли. Благодать святых мужей не исчезает с их смертью, не слабеет с их кончиною. Апостолы были рыбарями, они и умерли, но сети их действуют и ныне, о чем свидетельствует множество ежедневно получающих спасение. Они были виноградарями и, по их смерти, виноградные лозы доселе зеленеют своими листьями и обременены плодами. Они – и виноградари, и рыбари, и столпы, и врачи, и военачальники, и учители. Столпы – потому-что поддерживали крышу веры; гавани – потому-что они уняли волны нечестия; кормчие – потому-что руководили вселенную на пути от земли к небу; пастыри – потому-что прогнали волков и сохранили овец; виноградари – потому-что вырвали терние и посеяли семена благочестия; врачи – потому-что исцелили наши раны».

Имена 12-ти апостолов суть: Петр и Андрей, Иаков и Иоанн – сыновья Зеведеевы, Филипп, Варфоломей, Фома, Матфей, Иаков Алфеев, Иуда Иаковлев, Симон Зилот и Матфий. Матфий был избран на соборе апостолов двенадцатым, вместо Иуды Искариотского.

 

 

1-го июля (18-го июня по старому стилю) Церковь празднует память Боголюбской иконы Божией Матери.

Боголюбская икона Божией Матери написана в память чудесного видения Божией Матери св. благоверному великому князю Андрею Боголюбскому (умер в 1174 г., память 4 июля) в 1155 году, когда он, переселяясь из Вышгорода в Суздальскую землю, переносил с собою древнюю чудотворную икону, именуемую ныне Владимирской. В семи верстах от Владимира, вниз Боголюбская икона Богоматерипо течению Клязьмы, лошади, везшие святую икону, неожиданно остановились. Лошадей переменили, но и эти не могли тронуться с места. Тогда князь Андрей приказал совершить молебен и сам усердно молился, сначала перед чудотворной иконой вместе с народом, а затем, уединившись, в своем походном шатре. Когда он задремал, ему явилась Пресвятая Богородица со свитком в левой руке. Она повелела поставить Свой образ во Владимире, а на месте Своего явления построить храм и основать обитель. Боголюбивый князь с радостью исполнил указанную волю Владычицы. Новый храм был освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы, а монастырь назван Боголюбским. По повелению князя Андрея была написана и икона, названная Боголюбская, или Боголюбивая. Иконописцы изобразили Божию Матерь в том виде, как Она явилась святому князю: во весь рост, со свитком в левой руке и молитвенно поднятой вверх правой. 18 июня, в день чудесного явления Божией Матери, установлено ежегодное празднование этому образу. Боголюбская икона – одна из древнейших на Руси, прославилась многочисленными чудотворениями. Особенно часто верующие прибегали к заступничеству Божией Матери и Ее святой иконы во время моровых поветрий. В 1771 году, по молитвам перед святой иконой Боголюбской, город Владимир и его окрестности были чудесным образом избавлены от моровой язвы.

СВЯТАЯ ПЛАЩАНИЦА ХРИСТОВА

(Начало)

(Окончание)

Отпечаток на туринском полотне есть Тело Христово

После установления подлинности Плащаницы, т.е. после устранения возможностей теории о подделке или повторимости туринского полотна, перед ученым миром встала задача: кому же принадлежит это полотно?

Этот вопрос громадной, мировой важности давно и сильно беспокоил, еще при первых появлениях Плащаницы, тех, кому Христос был и есть величайшей помехой. Поэтому все исследования и печатавшиеся труды, положительные для Плащаницы, долгое время и систематически подвергались нападкам, критике и даже насмешкам. Такое отношение известной части людей еще больше обострило внимание научного мира. Его задача становилась заслуживающей особого внимания. Ряд ученых и принялся решать ее беспристрастным методом, известным в науке, на основании которого устанавливаются исторические личности (идентификация).

Прежде всего был изучен тип тела, отпечатлевшегося на туринском полотне. Итог оказался следующий: тело принадлежит к идеально классическому и исключительно симметрическому сложению. Тело было исследовано специалистами по антропологическому методу – доктором римского университета Л. Гелда и доктором судебной медицины в Милане Г. Юдика-Кордилья. Оба профессора пришли к заключению, что исследуемое тело обладает не только исключительной симметрией, но и благородством красоты. Общая длина тела – 181 сантиметр. Согласно классической пропорции, голова составляет одну восьмую часть всей длины тела, т.е. 22⅝ сантиметра. По мнению упомянутых ученых, строгая классичность такого тела была неизвестна художникам средних веков, что исключает еще раз возможность подделки туринского полотна художественным способом. На конгрессе в Турине в 1931 году эта истина была оглашена высокими специалистами по истории искусств и директорами туринских музеев.

Для установления исторической личности, сделавшей негативный оттиск на туринском полотне, ученые подвергли исследованию всё отпечатавшееся тело – и спереди и сзади. Вот протокольная запись этого исследования:

«Небольшая борода и усы. Правый глаз закрыт, левый едва приоткрыт. Над левой бровью капля крови. Нос восточной расы. Глаза стоят близко к переносице. Носовая кость перебита от удара с левой стороны, повидимому от удара палкой; левая щека сильно опухла. С левой стороны, над скулой, тело разбито, и эта сторона лица не отечна. Нижняя губа отпечаталась точно. Замечательно выразителен рот, который придает всему лицу выражение глубокой грусти, но грусти без гнева. Ярко очерчен подбородок, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны. Так как этот человек много страдал, то сокращение тканей произошло после смерти неравномерно, и лицо несимметрично. Кроме указанных повреждений и ран, на голове и лице много других следов от ударов и увечий.

На висках и лбу коричневые пятна – сгустки запекшихся капель крови. Они создают форму венца. Капля над левой бровью несколько продолговатая: она текла из раны, затем запеклась на коже. Такая капля всегда принимает форму лунки, потому-что красные капли крови при сворачивании ее закрепляются снаружи, и внутри капли остается сукровица, или серум. Серум сильнее испаряется и, по мере испарения его, поверхность капли в середине вгибается. Именно такая капля с идеальной точностью отпечаталась на Плащанице, имея по краям густой цвет и в середине светлее. Это знаменательно, потому-что никогда ни один художник нигде не изобразил так правдиво это природное строение капли застывшей крови. Эта капля была суха задолго до смерти, часов за 12, судя по форме и цвету ее отпечатка (бичевание Христа было произведено за сутки до Его смерти).

На груди (на Плащанице слева, следовательно на теле справа) пятно от раны между ребер; снизу к пятну от раны примыкает другое, продолговатое пятно, имеющее вид потекшей крови. Направление потока, в отношении всего тела – сверху вниз, вдоль тела, когда оно было в стоячем положении. Запекшаяся струя крови натурально выгнута и подобна удару копьем. Если бы какой либо художник изобразил такую же рану даже кровью, то и тогда не получились бы те правильные следы ее на полотне, какие имеются на Плащанице, и вот почему: свежая кровь впитывается в ткань обильно, оставляя на границах своего распространения зубчатый, по ниткам, край, тогда как на Плащанице такие границы совершенно ровны, ибо кровь на ране и на боку запеклась задолго до прикосновения к ней полотна.

На левой руке, в области кисти рана и большой сгусток крови. Правой руки видны только концы пальцев. Оба запястья темные, т.к. обильно были орошены кровью от сквозных ран. Потоки крови видны от запястий рук к локтям в нижнем направлении. Гвоздь был вбит не посредине ладони, а выше, между костями запястья.

Раны на ногах того же типа. Очертание их очень четко, ибо кровь успела свернуться и запечься. В одном месте края кровавого отпечатка зубчаты, но пятно в этом месте светлее. Повидимому, рана была потревожена позже, и нитки полотна втянули влагу по своим капиллярам.

Вдоль всей спины и таза имеются специальные раны. Они расположены одна около другой. Каждая такая рана одинакового размера и вида, в 3 сантиметра длиной. В центрах раны эти черные, по краям коричневые. Кровотечение из этих ран, числом 18, покрывших спину, поясницу и ягодицы, было длительное, т.к. раны раздражались долго трением одежды. Эти раны были нанесены римским бичом, называющимся «флягрум», какие были обнаружены при раскопках Геркуланума. «Флягрум» состоял из нескольких веревок с металлическими кончиками. Величина кончиков соответствовала величине ран. Кончики эти глубоко рассекали тело удлиненными ранами. Удары наносились справа вверх, а также справа вниз, рука бичующего описывала круг около неподвижного плеча.

На правом плече видна широкая полоса, как бы ссадина от ношения очень тяжелого предмета с острыми краями».

Обращаясь к свидетельству ранений и увечий, исследуемых на туринском полотне, ученые прибегли к сравнению этих документированных Евангелием ран и повреждений, а также всех обстоятельств, сопровождавших процесс Иисуса Христа у Пилата и Синедриона, и нашли полное и детальное сходство и совпадение со всем тем, что было обнаружено на Плащанице.

«Раны на всем теле от бичевания. Бичевание было произведено, по настоянию толпы, римскими воинами и оставило все следы на Плащанице. Также отпечатлелся и терновый венец. Изуродованное ударами лицо – дело рук слуг Каиафы, первосвященника иудейского. Полоса кровоподтека на плече – путь Христа на Голгофу с Крестом Своим. Раны на руках и ногах – Его распятие. Глубокая рана от копья между ребер – удар воина, с целью удостовериться в жизни или смерти казненного Христа. Уцелевшие, против обыкновения при подобной казни, голени. И в то же время царственная ясность и покой на лице, единственном в мире по своим антропологическим свойствам. Затем – эпоха, установленная рядом вещественных документов; происшествие в среде иудейского народа, что тоже полностью доказано вещественно; смерть на кресте; обстоятельства положения в гробницу, под полотном не больше двух-трех дней, – все это, тщательно проверенное и рассмотренное, дает полную возможность утверждать, что полотно принадлежало только одной исторической личности – Иисусу Христу.

Выражение лица Христа, замечательно симметричного, по смерти осталось величественно-спокойным и невыразимо красивым, несмотря на повреждения и увечья. Кисти рук сложены одна на другой посредине тела, причем видны только четыре пальца правой руки и концы пальцев левой. Большой палец не виден потому, что, по мнению специалистов, при ранении в запястье гвоздем был поражен нерв, от чего парализовалась двигательная мускулатура этого пальца, и он свернулся под ладонь».

 

 

Все здесь изложенное представляет собою, главным образом, материалы ученых, часто ничего общего не имеющих с Христианской Церковью, но невольно приводящих беспристрастного человека к признанию туринского полотна как чудесно сохранившейся до наших дней Святой Плащаницы Христовой. Мир, христианству враждебный, волен не только не признавать очевидных доказательств ученых и историков, а также и Евангелистов, но и продолжать свое противостояние в виде всё новых вопросов и формальных возражений. Но от этого наше отношение измениться не может, тем более, что мы успели за последних 50 лет убедиться в том, что бесконечные возражения против истинности Св. Плащаницы имеют целью не столько саму Плащаницу физически, сколько общее восстановление людей против Христианской Церкви и ее реликвий.

Итак, мы современники как бы нового обретения православными самой высокой святыни христиан.

Страдания Христа Спасителя, как Человека на земле, – высшая точка Его Божественной проповеди. Страдания не только телесные, но еще больше душевные. О телесных страданиях Спасителя у нас обычно имеются весьма скромные представления, и к виду распятого Христа мы привыкли, утратили стремление переноситься мыслью и чувством к подлинности трагедии на Голгофе.

Сила Христова искупления людей равна силе Его страдания от их рук. Только Божественная кротость Богочеловека могла победить весь ужас падения человеческой души при тех нечеловеческих муках, какие были добровольно приняты на себя Спасителем. И, если мы не будем знать силы Его страданий, не почувствуем их хотя бы в сотой доле действительности, то мы не будем никогда со Христом, каковы бы ни были все прочие наши проявления веры.

Перед нами лежит истерзанное Тело Христово и каждой каплей Своей святой Крови говорит нам, погрязшим в грехах, с кротким упреком: «Зачем же Я страдал?»

Этот упрек несется к нам со Святой Плащаницы, чудесно сохранившейся до наших скорбных дней во свидетельство Христовых страданий и славного Воскресения.

Да воскреснут же и наши души, и да обратятся ко Господу Иисусу еще вовремя, чтобы не погибнуть.

Владимир Гриненко

 

Лик Спасителя

 

Земной облик Спасителя,
реконструированный с туринской Плащаницы

ДУХОВНАЯ ПОЭЗИЯ

ПРЕДАННОСТЬ ВОЛЕ БОЖИЕЙ

 

Кто отдался воле Божией

Сердцем и душой,

Тот нашел себе навеки

Внутренний покой.

Он постиг, что Ум великий

Правит миром сим,

И ничто во всей вселенной

Не забыто Им.

Что и малая былинка,

Что в степи растет,

Не сама, а силой Божьей

Всходит и цветет.

Он повсюду слышит голос –

Голос Иеговы,

Что без Бога – верит – волос

Не падет с главы.

 

 

Срочное Воззвание o Помощи

Дорогие братья и сестры во Христе!

Обращаемся к Вам с сердечной просьбой помочь нашей маленькой церкви в постигших её огромных трудностях.

Ввиду выявившихся неполадок и устарения нашего более чем столетнего церковного здания, нам приходится одновременно менять всю антикварную электропроводку и систему отопления, а также проводить реконструкцию целых частей здания. Все эти работы обойдутся в $30,000 — сумма совершенно непомерная для нашей скромной церкви, однако работы эти крайне необходимы.

Мы будем искренне благодарны Вам за любую посильную помощь, а Сам Милосердный Господь да дарует Вам неизреченную радость Своего грядущего Воскресения за Ваше попечение о Его святом доме. Чеки можно выписывать и присылать на имя церкви. Все пожертвования списываются с налога.

За пределами CША пожертвования можно высылатъ по следующим pеквизитам:
Свифт-код:  HIBKUS44
Банк-получатель:  Capital One N. A. 5552 Norbeck Road Rockville, Maryland 20853 USA
Получатель: Transfiguration of Our Lord Russian Orthodox Church 2201 E. Baltimore Street Baltimore, Maryland 21231 USA
Счет получателя:  2084303087

С благодарностью и любовью во Христе,
Настоятель протоиерей Иоанн Барбус
Казначей матушка Наталия Женилова

Страничка настоятеля    Богослужения    Наша церковь    Пишите нам
Преображение    Духовная поэзия    Библиотечка
Вверх

© 2009 Церковь Преображения Господня.