Русская православная церковь Церковь Преображения Господня English Version
Балтимор, США Церковь Преображения Господня
Страничка настоятеля
Богослужения
Наша церковь
Фотоальбом
Церковный хор
Преображение
Духовная поэзия
Пожертвования
Как к нам доехать
Пишите нам
Православные ресурсы
Православная библиотечка

* * * 

Holy  Trinity Monastery Bookstore in Jordanville,  New York
Резные изделия православной тематики
 

Протоиерей Иоанн Барбус
Протоиерей Иоанн Барбус
ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

Мы рады приветствовать вас на страницах сайта церкви Преображения Господня, находящейся в городе Балтиморе, в штате Мэриленд, США. Церковь принадлежит изначальной Русской Православной Церкви Заграницей и имеет своей задачей сохранение духовных устоев и богослужебной сокровищницы древнего русского Православия.

Приглашаем вас познакомиться с нашей церковью и приходской жизнью, посмотреть на наш маленький, но дивный иконостас, послушать наш небольшой хор. Посетив нашу библиотечку, вы сможете ближе ознакомиться с православной верой через находящиеся там духовно-просветительные материалы. Эти материалы печатаются в нашем приходском листке, который издается ежемесячно на русском и английском языках. Также милости просим и лично посетить нашу церковь.

С любовью во Христе,
Протоиерей Иоанн Барбус и церковно-приходской совет

 

 

Пасха

 

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

 

СЕРДЕЧНО  ПОЗДРАВЛЯЕМ  ВАС С СВЕТЛЫМ  ПРАЗДНИКОМ ПАСХИ
И ЖЕЛАЕМ ВАМ ЗДОРОВЬЯ И ПАСХАЛЬНОЙ РАДОСТИ!

ЖЕНЩИНЫ В ДНИ СТРАДАНИЙ И ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА

Уже не раз отмечалось, что в течение всей жизни Христа Спасителя женщины не принимали участия в злобных происках и нападках на Него, ни одна женская рука не вплела шипа в Его терновый венец.

Среди книжников и фарисеев, саддукеев и иродиан, наряду с Каиафой, Анной, Иудой и Пилатом, мы не видим ни одного женского имени. И наоборот: «там были многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему» (Мф. 27, 55).

У наместника Иудеи, проконсула Понтия Пилата, была жена. Евангелие не называет ее имени, церковное же предание свидетельствует, что ее имя было Клавдия Прокула или Прокла.

Как совершенно противоположно отношение ко Христу Спасителю ее и ее мужа. Он, облеченный всей полнотой власти, представитель державной Римской империи, основной ценностью которой было чувство справедливости, беспристрастия, законности, поставленный оффициально от «сената и народа римского», неоффициально от императора, а фактически от Бога для охранения правды и наказания зла (существующие власти от Бога установлены... начальник есть Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое – Рим. 13, 1, 4) – он, из страха доноса на него подчиненных иудеев, которых он презирает и которым не верит, из страха потерять покой и получить неприятности, нарушает основной свой долг и предает заведомо Невинного сначала на бичевание и поругание, а потом и на смерть.

И вот, когда он был еще в сомнении, когда не заглушенный еще голос совести, чувство справедливости, сознание правительственного долга настойчиво требовали от него сделать все для освобождения Христа, «ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти» (Марк 15, 10) – в это время «жена его послала сказать ему: не делай ничего Праведнику тому, потому-что я ныне во сне много пострадала за Него» (Мф. 27, 19).

Она не было облечена никакой властью, от всех правительственных дел она стояла далеко, но неприятности, которые могли бы угрожать ее мужу, пали бы и на нее, и вот она не боится их, не умывает рук «от крови Праведника сего», как это сделал через несколько минут после получения записки от нее ее муж, повидимому под влиянием записки применяя ко Христу наименование данное Ему Проклой, но не последуя ее просьбе из жалкого, недостойного страха.

Мужества у жены оказалось больше, чем у мужа.

Это мужество свое святая Прокла в еще большей степени проявила впоследствии, когда сон ее совершился наяву, и она пострадала за Христа в неисчислимом сонме мучеников, через двери мученичества войдя в бесконечную радость Божьего Царства.

Сейчас, в наше время, когда много понтийских пилатов и много лукавых иуд предает невинных и умывает руки, имея возможность спасти и не спасая, благовременно нам вспомнить святую Проклу, с ее по земному неудавшейся, но в небесах Божественно увенчанной попыткой защитить Господа, шедшего «на вольную страсть ради нашего спасения».

Вина Пилата, пассивная и замаскированная, не так бросается в глаза, как злодеяние Анны и Каиафы, Иуды и лжесвидетелей. Но по существу она велика, и в наше время всю тяжесть, всю невыносимость для ее жертв и мучительность этого преступления испытали на себе сотни тысяч и миллионы наших православных русских людей, которых на наших глазах новые иуды предавали новым распинателям при попустительстве и безвольном отстранении новых пилатов, которые могли и должны были спасти и не спасали, убоявшись, «да не молва паче бывает».

Как Пилат, который едва услышав, что Христос из Галилеи, попытался скорее сложить с себя ответственность за эту кровь неповинную на Ирода, а потом предал Его на распятие, так и в наши дни современные властители передавали судьбы людей, из которых каждый был образом Божиим и сопричастником Христовым, с ответственности одних на других, а потом предавали их на заклание.

Напрасны эти попытки сложить с себя ответственность. Если бы даже Ирод не отверг ответственности от себя, если бы он принял ее, если бы не Пилат, а он осудил Христа – все равно проконсул римский Понтий Пилат вошел бы в историю может быть только менее ясно, менее отчетливо выясненным образцом того же малодушного трусливого уклонения от своей обязанности и предательства Совершенной Истины.

«И Пилат решил быть по прошению их, отпустил им посаженного за возмущение и убийство в темницу, которого они просили, а Иисуса предал на их волю. И когда повели Его, шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем. Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших. Ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы не родившие, и сосцы не питавшие. Тогда начнут говорить горам: падите на нас, и холмам: покройте нас. Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?» (Лук. 23, 24-31).

Мужья кричали: «Распни, распни Его», воины били, оплевали, надругались, а женщины плачут и рыдают о Нем.

С этим моментом связано древнее, распространенное по преимуществу на Западе и поэтому более принятое латинским миром, нежели православным, однако относящееся ко времени до разделения, предание о том, что св. Вероника подала Христу плат, чтобы утереть окровавленное шипами тернового венца, поруганное оплеваниями, залитое потом тяжких мук, лицо Его. По западному преданию, Вероника – сродница царя Ирода, по восточному она – исцеленная Христом кровоточивая жена. Возможно что она и то и другое вместе. Ведь по Евангелию мы знаем, что кровоточивая была очень богатая женщина: восемнадцать лет понапрасну лечилась она у разнообразнейших врачей, пока прикосновение к ризе Христовой не исцелило ее.

Если западное предание право, мы снова видим разительную противоположность в отношении ко Христу мелкого ничтожного царя Ирода и его сродницы Вероники. Царь из скучающего праздного любопытства «желал видеть Его, потому-что много слышал о Нем и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо» (Лук. 23, 8), но потом разочаровавшись в этом отношении, «Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату» (Лук. 23, 11). Подло, старательно вплетает Ирод новые шипы в терновый венец Христов.

А Вероника идет на пыльную дорогу иерусалимскую в зной предполуденного часа, смешивается с толпой иерусалимских женщин, плачет вместе с ними, слышит грозные слова Христовы и посильно служит Ему, подавая убрус – полотенце, на котором Он запечатлевает Свой Образ.

Во многих отношениях ныне, в наше страшное время, над нашим несчастным поколением исполняется слово Христово: миллионы людей готовы кричать горам: падите на нас, и холмам: покройте нас, «ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять» (Откр. 6, 17).

С небес, на которых человек за все тысячелетия своего существования привык видеть такой прекрасный звездный мир – свидетельство Божией мудрости, с которых некогда раздалась песнь ангелов, на которые человек привык возводить очи в молитве – с этих небес мы видели огненный дождь сожигающего фосфора и рушащиеся на нас орудия человеческой злобы. Разве в эти минуты мы не молили горы и холмы, чтобы они покрыли нас? А ведь в ближайшем будущем мы ожидаем еще худшее. Заметим, что этот ужас творится и инспирируется не женщинами. Им остается только плакать, плакать горькими слезами страдания за отцов, мужей, братьев, сыновей, и вместе с ними падать беззащитными жертвами современного обезумевшего ужаса. Земля до дна пропиталась ныне не только кровью, но и слезами, часто более жгучими, чем кровь... И если крови мужской пролилось больше, то слез неисчислимо больше женских.

Мы у креста... Все бежали, даже дерзновенные... Лучшие из лучших, из отбора – отбор; те, кого из всего человечества избрал Господь быть спутниками Своими, друзьями, чадами Своими, которым умыл ноги, которым сказал: «вы друзья Мои. Я уже не называю Вас рабами, ибо раб не знает что делает господин его, но Я назвал вас друзьями, потому-что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15, 14-15); и они бежали, а первый между ними, самый деятельный, пламенный и решительный, который всегда был представителем апостолов, говорил и действовал от их имени – он отрекся от Христа и с клятвою говорил, что «не знает Человека сего».

Но все ли, всё ли человечество отреклось от Него и бежало в эту страшную минуту?

Нет: «При кресте Иисуса стояла Матерь Его, и сестры Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина» (Ин. 19, 25). Апостол же Матфей добавляет: «Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему» (27, 55).

Был и один апостол, повидимому самый юный, любимый ученик Христов – Иоанн, но он не был тут представителем собора апостольского, как был таковым вместе с Петром и Иаковом на горе Преображения, или в горнице воскресения дочери Иаира, или в саду Гефсиманском. Здесь он отделился от испуганных, бежавших соучеников, но отделившись от них, движимый беспредельной любовью к Спасителю, приведшей его ко кресту, стал он тут представителем уже не одних апостолов, но всего христианского человечества, когда услышал из уст Христовых слова: «се Матерь твоя», и был таким образом усыновлен Пречистой и Преблагословенной Деве Богородице, всыновляя Ей с собой всех верующих в Сына Ее.

О Ней, о Матери Божией и Матери рода христианского, мы не будем сейчас говорить, ибо даже лучших представительниц человечества не достоит ставить наряду с Ее преблагословенным именем. Укажем только, что в Ней на высочайшую возможную высоту вознесено было дотоле в древнем языческом мире презренное и уничиженное женское естество. Она стала одесную престола Божия в неустанных молитвах за мир, Предстательница и Ходатаица наша Преблагословенная.

А здесь на земле, в святом городе Иерусалиме, у заветной и страшной горы Голгофской, каждое христианское сердце трепещет у огороженной серебрянной решеткой площадки – преданием засвидетельствованное место, где стояла Богородица во время крестных страданий Спасителя, взирая на них, соучаствуя в них материнским сердцем, во исполнение пророческих слов Симеоновых: «Тебе же Самой оружие пройдет душу» (Лук. 2, 35).

Щедр Господь и многомилостив. Вознаграждает Он служащих Ему «мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною» (Лук. 6, 38).

Тем, которые остались верными Ему – женам-мироносицам, воздал Он тысячекратной мерой: за скорбь Голгофы – торжеством Воскресения.

«По прошествии субботы Мария Магдалина, и Мария Иаковлева, и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу при восходе солнца. И говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? И взглянув видят, что камень отвален, а он был весьма велик. И вошедши во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду, и ужаснулись. Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете, Назарянина, распятого – Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам» (Марк 16, 1-7). «И вышедши поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его; и се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня» (Мф. 28, 8-10). «То были Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними, которые сказали об этом апостолам» (Лук. 24, 10).

Им первым возвестил о воскресении Своем Христос. Они стали апостолами для апостолов, благовестницами этой самой благой, самой радостной, самой светлой вести, которая только когда-нибудь была или будет во вселенной от создания ее и до конца.

Эту радость святые жены- мироносицы понесли потом по всему миру, из конца в конец его, и св. Мария Магдалина с окрашенным яйцом – символом таящейся, невидимой, но имеющей явиться жизни – символом воскресения, пришла к императору римскому Тиверию и возвестила ему радость воскресения словами, звучащими с тех пор по всему христианскому миру: «Христос воскресе!»

И во все последующие века двухтысячелетней истории христианства женщина никогда не сдавала занятых ею высот, не изменяла Христу, проявляя обычно большую твердость, большую устойчивость в вере, чем мужчины.

«Какие женщины у этих христиан!» – воскликнул еще в начале христианской истории древний языческий философ Ливаний. Лучшие светильники Церкви, отцы и учители Ее учились у своих матерей вере в Бога, как писал свят. Василий Великий: «Понятие о Боге приобрел я от блаженной матери моей и от бабушки Макрины. Оно возрастало во мне, ибо с открытием разума не менял я его на другое, но усовершенствовал преподанные мне начала» (том 3-й, стр. 294).

В недавние дни распространения среди высших слоев общества нашего народа тлетворной измены Богу, именно женщины по преимуществу ограничивали разгул отрицания и у семейных очагов берегли искорки веры.

В чем разгадка этой большей верности Христу женщин, нежели мужчин?

В том ли, что христианство принесло раскрепощение женщине, провозгласив, что во Христе «нет мужеского пола, ни женского» (Гал. 3, 28) в то время, когда древний мир не признавал женщину человеком?

Но разве об этом думали или беспокоились св. Мария Магдалина, св. Саломия, св. Иоанна, св. Мария Клеопова?

Нет, конечно. Раскрепощение женщины, принесенное христианством, было тем приложением, которое всегда дает Господь тем, кто служит Ему и ищет Его, по слову Своему: «ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и все это приложится вам».

Преимущество женщин над мужчинами в христианстве объясняется тем, что «сила Божия в немощи совершается». Совершается через тех, кто яснее, полнее и, следовательно, смиреннее признает свою духовную нищету, свою ничтожность перед Богом, свою полную зависимость от Божией воли, от благой вседержительной Божией руки, и полнее доверяется этой руководящей деснице. А все эти качества чаще встречаются в женщинах, нежели в мужчинах, потому-что в последних слишком часто остается древнее языческое горделивое превозношение, отнесение к себе всех даров Божиих, самоутверждение.

В эти святые пасхальные дни, преклоняясь перед подвигом святых жен мироносиц, радуясь радостью ими возвещенною миру, все мы, мужчины и женщины одинаково, будем просить Бога дать нам их веру, их великую святую победоносную радость.

Архиепископ Нафанаил (Львов)

СЛОВО В НЕДЕЛЮ ВСЕХ РУССКИХ СВЯТЫХ

 

День памяти святых, в земле российской просиявших, указывает нам на то духовное небо, под которым создавалась и жила земля русская.

Само существование русского народа связано с зарождением в нем духовной жизни, с усвоением основ христианского мировоззрения: бессмысленно искать смысл и цель жизни в земной жизни, которая кончается смертью. Надо стремиться усвоить Божественную, благодатную, вечную жизнь, а тогда устроится и эта временная. «Ищите прежде Царствия Божия и правды его, и вся сия приложатся вам». Вера, Православная Церковь объединила разрозненные племена в один народ. Самым существенным свойством русских людей была вера в Царство Божие, искание его, искание правды. Ради Царства Божия, ради причастности ему, ради молитвы русские подвижники уходили от мирской суеты, в леса, на необитаемые острова. Они искали только Царства Божия, ничего не хотели создавать и строить, уходили от людей, но люди шли за ними – ради Царства Божьего, бывшего на тех островах и лесах, вокруг праведников, и так вырастали лавры и обители.

Искание правды – основная нить жизни русского народа, и не случайно, что первый написанный свод законов, который должен был упорядочить жизнь, назван был «Русской Правдой». Но о небе, о Царстве Божием думали не только те, кто уходил от мира и людей, а все верующие русские люди понимали смысл жизни. Все, кто подлинно строил Россию, как государство, живя в миру и исполняя свои обязанности, также почитали самым главным быть верным Божественному Царству и Божественной Правде.

В России были князья, полководцы, хозяева – люди всех родов и занятий, но их основное понимание и стремление, и смысл жизни были также стяжание Царствия Божия, причастности к нему. Усвоение христианской веры переродило и русских князей. Власть всегда есть выражение сознания и воли. Власть всегда руководствуется той или иной философией, тем или иным пониманием смысла жизни и своей деятельности. До Владимира Святого русские князья были вождями воинствующих племен и вели войны ради военный добычи и славы. Ставши христианами, они стали начальниками отдельных частей единого народа. С принятием христианства явилось сознание и ощущение единства. Правда была в братстве князей, и междоусобная война стала неправдой. Святой князь Владимир дал русскому народу новый смысл жизни и новую жизненную силу. Бедствия, неуспехи, поражение бессильны перед главной силой жизни, бессильны перед жизнью духовной. Царствие Божие, духовная отрада в причастности ему остаются нетронутыми. Проходит страшная буря, и снова живет человек. Так, мученики улыбались от радостного ощущения благодати Божией во время самых жестоких мучений.

Отсюда жизненная сила России. История возвышения Москвы яркое подтверждение той же мысли. Во главе ее стояли благоверные князья, усвоившие православное понимание правды, и потому святитель митрополит Петр сказал московскому князю, что Москва будет возвеличена, если князь построит в Москве Дом Пресвятой Богородицы и тем исполнит этот завет. Иными словами, если ты до конца будешь верен Православию и прежде всего будешь искать Царство Божие и правды его, то вся сия – все мирское, житейское, государственное приложится тебе. Таков замысел Москвы, и она была верна завету святого Петра, и ночная военная перекличка на кремлевских стенах творилась словами: «Пресвятая Богородице, спаси нас».

Это не значит, что и жизнь, и люди были святы. О, нет! Люди всегда грешны, но важно, но спасительно, когда есть сознание добра и зла, когда есть стремление к правде, ибо тогда может быть восстание.

Грешная Москва, столица грешной России, в своей исторической жизни падала до дна, но поднималась потому, что не умирало сознание правды. В Смутное время Россия так упала, что все враги ее были уверены, что она поражена смертельно. В России не было царя, власти и войска. В Москве власть была у иностранцев. Люди «измалодушествовались», ослабели и спасения ждали от иностранцев, перед которыми заискивали. Гибель была неизбежна, и Россия неминуемо погибла бы, если совсем было бы утрачено сознание правды. Но Россию спас святитель Гермоген, который в вере и исповедании духовно и нравственно возродил русский народ, и он снова стал на путь искания Царства Божия и правды его. Правды подчинения земной государственной жизни духовному началу. В истории нельзя найти такую глубину падения государства и такое скорое, через год, восстание его. Такова история России, таков ее путь.

После Петра I общественная жизнь уклонилась от русского пути. Хотя уклонилась и не до конца, но она утратила ясность сознания правды, ясность веры в евангельскую истину. «Ищите прежде всего Царствия Божия и правды его». Тяжкие страдания русского народа являются следствием измены России самой себе, своему пути, своему призванию. Но те тяжкие страдания, тоска жизни под властью лютых безбожников говорят, что народ не до конца утратил сознание правды. Россия восстанет так же, как она восставала и раньше. Восстанет, когда разгорится вера, Россия восстанет, когда увидит и полюбит православных праведников и исповедников.

Сегодня, в день всех святых в земле российской просиявших, Церковь указывает их, и православные с духовным восторгом видят их, какое их множество в Царстве Божием! И сколько еще непрославленных, имже несть числа. Россия восстанет, когда поднимет взор свой и увидит, что все святые в земле российской просиявшие, живы в Божием Царстве, что в них дух вечной жизни, и что нам надо быть с ними и духовно коснуться и приобщиться их вечной жизни. В этом спасении России и всего мира.

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский

 

ХРИСТОС ПЕРЕД СУДОМ ПИЛАТА

 

(Продолжение)

 

Погребение и стража при гробе

 

Чтобы более показать презрение телам распятых, по римскому закону их не погребали; а если кто хотел похоронить распятого, тот должен был испросить на то разрешение у самого игемона. В то время, как распятый Иисус Христос испустил дух, и земля тряслась, наводя на всех ужас, пришел в дом Пилатов некий почтенный видом старец. Тихо и безмолвно было во дворе правителя, угрюмый властелин сидел в глубокой задумчивости. Перед ним склоняется старец, со слезами на глазах: имя мое Иосиф, – так говорит он почтительно, – нахожусь в синедрионе; молю тебя, государь мой, дозволь мне взять тело Иисусово, чтобы похоронить его. – Разве Он умер? – Умер уже. Пилат удивился, что так скоро Он умер, и приказал позвать сотника, который был на страже у крестов. Когда тот явился, то спросил об Иисусе: давно ли умер? И получив ответ, велел отдать тело Иосифу.

Был уже вечер; землетрясение прекратилось, и тьма сошла с лица земли; солнце снова показало лучи свои на западном небосклоне. Тогда приходят на гору Голгофскую два знаменитые члена синедриона: один – Иосиф Аримафейский, человек честный и правдивый, не участвовавший в совете и деле христоубийц; и другой с ним – Никодим, тот самый, который приходил ночью к Иисусу, и в совете, когда осуждали Иисуса заочно, говорил: судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его, и не узнают, что он делает (Ин. 7, 51)? Оба они были тайные ученики Иисуса, ожидали скорого наступления царства Христова, и были уверены, что великий Чудотворец есть никто иной, как Царь Израилев. Недостаток их веры сказывался только в том, что они, опасаясь быть отлученными от синедриона, сохраняли свою расположенность к Учителю втайне от прочих. Зато теперь, презирая всякий стыд показать себя приверженцами Распятого, они решились воздать перед всеми людьми последний долг уважения смертным Его останкам. С ними пришедшие принесли все, что было потребно, по иудейскому обычаю, для благолепного погребения.

Как люди знатные и при том весьма богатые, Иосиф с Никодимом принесли для погребения Иисуса много благовонных веществ; таким усердием они хотели как бы вознаградить бесчестие, нанесенное Ему синедрионом. Погребальные полотна были самой тонкой материи и высокой цены, а принесенного Никодимом благовонного состава из смирны и алоя было фунтов около ста. И вот эти знатные и почтенные особы первые из всех людей начали оказывать особые почести Распятому Господу. Тотчас, по приходе их, гвозди из рук и ног Его были вынуты, и тело Его, снятое руками Иосифа, снова очутилось в объятиях дружбы и любви. Теперь слышны были вокруг бездыханного тела одни только воздыхания убогих приверженцев Иисусовых, видны были одни их слезы.

Однако окончание вечера не дозволяло медлить с погребением, и тело, обмытое чистой водой, было обвито плащаницей (широким и длинным полотном), обильно намащенной благовонной мазью, как обыкновенно погребали у иудеев. Голова и лицо всегда обвивались у покойников особым узким полотенцем, и поверх всего обвивалось тело снурками. В таком виде и было понесено тело Христово во гроб.

Иудеи хоронили умерших не как у нас – не в ямы зарывали их, а клали в пещеры, приготовленные в каменных горах. Вход в эти гробницы делался небольшой, и приваливался к нему большой камень, если пещера была сделана в боку горы. Такая вот гробница и была приготовлена Иосифом для себя в саду своем, который примыкал одним концом к самой Голгофе. Шагах в пятидесяти от места, где стояли кресты, было теперь готово и место для упокоения тела Христова. Вот сюда и принесли его, и положили в новой этой каменной пещере, на приготовленном ложе (вроде лежанки). Против гроба тут сидели в саду и те женщины, которые стояли у креста; они смотрели теперь молча, неподвижно. Наконец ко входу в пещеру привален был большой камень, чтобы сохранить тело от зверей и гробограбителей; и все поспешили тотчас удалиться от гроба, ибо наступила уже суббота, наступила ночь страшно унылая, страшно тяжелая для всех любящих Господа.

Хотя Господь лежал теперь мертвый и бездыханный, однако враги Его все еще не могли успокоиться. Несмотря на великий праздник пасхи, они собрались под вечер другого дня, как распяли Иисуса, и просили Пилата: «Господин! – так говорили ему, – мы вспомнили, что этот обманщик, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну. Итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых, и будет последний обман хуже первого». Но Пилат, за недавнее унижение его власти, теперь менее всего был расположен слушаться их, и потому сказал: «есть у вас кустодия (стража при храме); пойдите, охраняйте как знаете». И они пошли, и для большей достоверности припечатали камень ко входу гроба, и поставили стражу, со строгим приказанием неусыпно стеречь Того, Кто, по мнению их, может нарушить спокойствие всей Иудеи. Таким образом злоба врагов Христовых сделала все то, что нужно было для засвидетельствования истины воскресения Его.

 

ВОСКРЕСЕНИЕ

 

Когда Сын Божий испустил на кресте дух Свой, тогда Он духом Своим сошел в ад и проповедал спасение праведникам, которые находились во аде и ожидали Его пришествия. Ибо пока жертва за грехи не была еще принесена на кресте, души всех патриархов и пророков находились во тьме, постоянно ожидая спасения от Господа. И вот наконец луч Божественного света заблистал в преисподней и явился к сидящим во тьме и сени смертной Тот, Кто и вися на кресте, и почивая во гробе, был в то же время и на престоле небесном со Отцом и Духом. Когда увидели своего Избавителя души томящихся праведников, тогда раздались со всех сторон к Нему радостные возгласы. И вот Господь извлекают бедную душу праотца первого из бедствия его; праведники видят это и радуются. Затем всем, которые взывали ко Господу в скорби своей, Он расторгнул узы и вывел с Собой из тьмы вечной. Можно представить, с какой радостью они тогда взывали: смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Ныне и Церковь Христова по всей вселенной поет Ему песнь: аще и во гроб снисшел еси, Бессмертне, но адову разрушил еси силу, и воскрес еси яко победитель, Христе Боже.

Победитель ада мог ли не быть Победителем смерти? Сын Божий еще при жизни говорил: наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат голос Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни (Ин. 5, 29). Когда Господь вышел из гроба, тогда, как возвещает Евангелие, и гробы отверзлись, и многие тела усопших святых воскресли. И святая Церковь поет: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав.

Но прошла уже суббота, в которую Господь упокоился от дел Своих, и наступил третий день Его смерти. Для людей мира сего казалось дело Иисуса Христа совсем уже конченным; и для сынов света также ничего не представлялось впереди. Все думали, что возвратиться Распятому к жизни гораздо невозможнее, чем Иордану обратиться вспять. Но Тот, Кто все творит из ничего, мог и от смерти привести с Собой всех верующих в Него в жизнь бесконечную. Такова сила Божия, и таковы чудные дела Господа нашего! Евангелист Матфей упоминает, что как по смерти Христа земля дрожала, так и по воскресении Его происходило великое землетрясение. Воскрес же Он и вышел из гроба невидимо ни для кого из смертных, и не нарушив печати гроба. Сохранив их целыми, Он дал миру известие о Своем воскресении через ангела, который, видимо для стражи, сошел с небес, приступил ко гробу, и отвалив камень от двери его, сел и сидел на нем. Вид его был светел как молния, и одежда на нем была бела как снег. Стерегущие же воины, увидев его, затрепетали и сделались как мертвые.

В то же почти время, рано утром, когда было еще темно, чтобы не увидели враги Христовы, пошли ко гробу Мария Магдалина, и другая Мария, мать Иаковлева, и Саломия, и некоторые еще с ними другие женщины; они шли с приготовленными благовониями, чтобы еще помазать тело Господне от своего усердия. Им было неизвестно, что накануне вечером гроб был запечатан и при нем поставлена стража, а потому они и заботились только об одном, разговаривая между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? Ибо камень был весьма велик. Когда они подошли ко гробу, начало уже светать; и вот видят – камень уже отвален от гроба. Входят внутрь, и не находят тела Господа Иисуса; сердца же их объемлются недоумением и скорбью. Магдалина, как руководительница прочих, тотчас оставляет всех при гробе и бежит одна к ученикам Христовым. Приходит к Симону Петру и другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем где положили Его. Услышав такую неожиданную весть, Петр и Иоанн тотчас встали и пошли поспешно ко гробу Господню.

Между тем стоящие при гробе жены, и горюющие о потере своей, вдруг увидели юношу в белом одеянии, сидящего на правой стороне у дверей гроба, и они испугались. Но он им сказал: «не бойтесь; вы ищете Иисуса распятого – Его нет здесь; Он воскрес, как сказал о том прежде. Подойдите, посмотрите еще то место, где лежал Господь». Когда же они, наклонившись, хотели рассмотреть, нет ли Воскресшего во гробе? то заметили другого юношу, в такой же блестящей одежде, и еще больше ужаснулись. «Что вы ищете живого между мертвыми? – сказал другой. – Его здесь нет; Он воскрес. Вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, говоря, что Сыну человеческому надлежить быть предану в руки человеков грешников, и быть распятым, и в третий день воскреснуть». И вспомнили они слова Его, и, уверившись ангельским благовестием в воскресении Его, весьма обрадовались. «Идите, – продолжал еще ангел сидящий у дверей гроба, – и скажите ученикам Его и Петру, что Он воскрес из мертвых, и что Он встретит вас всех в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам. Вот я все сказал вам, что нужно знать». Они же, вышедши, побежали со страхом и радостью великой, чтобы возвестить ученикам.

Петр и Иоанн не шли, а бежали ко гробу; но последний, будучи гораздо моложе первого, пришел ко гробу первый; только сам не вошел в него, а наклонясь, увидел одни лежащие пелены. Подошел Петр, и оба вошли внутрь гроба. Плащаница и плат, которым была обвита голова умершего Иисуса Хритса, лежали особо; последний был свит; все это показывало, что тело не должно было быть унесено. Иначе же – зачем обнажать? зачем оставлять дорогую плащаницу? И в сердце любимого ученика явилась уверенность, что Учитель его ожил. Но Петр задумался и пошел от гроба, сам в себе дивясь происшедшему. И так ученики эти опять возвратились к себе.

(Продолжение следует)

Священник Григорий Дьяченко

 

 

ХРИСТИАНСКОЕ УЧЕНИЕ

 

«Узрим Христа блистающася...»

 

Каждое воскресенье пасхального периода Церковь предлагает нам светлые образы веры. В первое воскресенье после Пасхи мы видим неверующего ученика, Апостола Фому, который сомневается в подлинном Воскресении Христовом, пока не удостоверится в этом лично, своими пятью чувствами. Милостивый Господь снисходит к духовной немощи Своего ученика и помогает Фоме преодолеть неверие и сомнение. «Господь мой и Бог мой!» – восторженно восклицает Фома с твердой верой в Воскресшего Христа после того, как он прикасается к ранам Господним и невидимо ощущает Его Божество.

Но тут Господь, в ответ Фоме, говорит очень важные слова, важные для всех нас, потому-что они являются ключом к пониманию веры и всего того, что она нам дает. «Ты поверил, потому-что увидел Меня, – говорит Христос, – но блаженны не видевшие и уверовавшие».

Этими словами Господь не только высказывает похвалу тем, кто может верить, кто может преодолеть ограничение своих пяти чувств для того, чтобы посредством веры проникать в беспредельное пространство невидимого мира. Господь также называет таких людей блаженными в том смысле, что обещает им блаженство.

Какое же это блаженство, дорогие братья и сестры? А вот то, которое упоминается в заповедях блаженства: «блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят». Господь открывает нам ту великую радость, что мы можем видеть Бога еще лучше, чем видел Его Апостол Фома. Да, Фома видел Бога и даже осязал Его, но это было на уровне ограниченных пяти человеческих чувств – Фома видел Бога в человеческой плоти. Верующие же могут видеть Бога духовными очами без всяких преград и ограничений.

Одно лишь требуется для этого – иметь чистое сердце, а мы уже знаем как приобретается сердечная и душевная чистота: постом, молитвой, соблюдением Божиих заповедей, и главное – покаянием и причащением Божественных таин.

О том, как важно иметь чистое сердце и на какую духовную высоту оно нас возводит – хорошо объясняется в пасхальном каноне. «Очистим чувствия, – поет Церковь в эти светлые и радостные дни, – и узрим неприступным светом Воскресения Христа блистающася», т.е. Церковь говорит нам, что если мы очистим от страстей свои пять чувств, и таким образом приобретем чистое сердце, то мы сможем духовным взором увидеть Господа Иисуса Христа, сияющего неизреченным светом Своего Воскресения, – тем особым светом, ярче солнца, которым Он сиял когда преобразился на горе фаворской во всей Своей славе.

Действительно, дорогие братья и сестры, очистим наши чувства, замутненные грязью грехов и страстей; будем стремиться приобрести чистое сердце; отбросим всякое сомнение и неверие. Тогда и нам откроется Воскресший Христос, в светлейшем сиянии и неизреченном блистании, и мы, вместе с Апостолом Фомой, сможем также радостно и восторженно воскликнуть: «Господь мой и Бог мой!» Аминь.

Иерей Ростислав Женилов

 

 

ПРЕСВЯТАЯ ТРОИЦА

День Пятидесятницы, когда Церковь празднует сошествие Святого Духа на апостолов, является завершением промысла Божия о человеке, завершением дела спасения человека от первородного греха, является венцом всех благ, изливаемых Богом на Свое любимое творение. В этот день празднуется установление на земле Церкви Божией, в которой уже до конца мира люди могут спасаться через благодатные таинства крещения и Евхаристии. И в этот же день в полноте Своей, насколько ограниченный человеческий ум может вместить, открывается человеку Бог в Троице, поэтому праздник этот называется также Троицын День.

Догмат о Святой Троице является основным догматом христианства. Этот догмат учит нас истине о триединстве Божества, т.е. о том, что Бог един по Существу, но троичен в Лицах, и что каждое Лицо имеет определенные свойства: Отец не рожден, Сын превечно рожден от Отца, Дух Святой исходит от Отца. Мы покланяемся Пресвятой Троице одним поклонением, но одновременно славословим все три Лица. Таким образом Церковь, обращаясь молитвенно к Троице, призывает Ее в единственном, а не во множественном числе, например: Тебе (а не Вам) славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь.

Будучи важнейшим из всех христианских догматов, догмат о Пресвятой Троице есть вместе и самый трудный для понимания человеческим умом. Как единый Бог есть в трех Лицах, – это тайна, непостижимая для нашего ума. Однако, принцип троичности – три в одном – разлит по всему миру, который, являясь творением Божиим, объясняет нам по аналогии великую тайну троического единства Своего Творца. Это троическое единство, как основная мысль, проведена во всех произведениях божественной премудрости. Так, например, одним из главных примеров является наше солнце. Солнце – вещественный предмет, который излучает свет и тепло. Каждое из этих трех проявлений – свет, тепло, вещество – мы воспринимаем в отдельности, но одновременно все три составляют единый предмет. И еще мы видим аналогию, например, в трех состояниях материи: твердом, жидком и газообразном; в том, что все разнообразие цвета в мире слагается из трех основных цветов: красного, синего и желтого; в стекле, которое можно видеть, через которое можно видеть, в котором видим отражение; в том, что сам человек есть триединство – состоит из тела, души и духа; и множество других примеров.

Христианская Церковь, сознавая таинственность догмата о Троице, видит в нем великое откровение, которое неизмеримо возвышает христианскую веру над всякой религией, просто верующей в единого Бога. Догмат триединства указывает на полноту внутренней жизни в Боге, потому-что Бог есть любовь, и любовь Божия не может просто простираться на сотворенный Богом мир, а обращена и на внутреннюю жизнь Самой Троицы. Таким образом, Бог – один, но не одинок. И любовь Бога в Троице изливается на мир самым непосредственным образом: Бог над нами, Бог с нами, Бог в нас и во всем творении. Над нами – Бог Отец, основа всего бытия, источник всех щедрот, любящий нас и пекущийся о нас. С нами – Бог Сын, ставший человеком ради крайней любви к нам, отдавший Себя ради нашего спасения, чтобы через Него мы могли познать Бога и стать сынами Божиими. В нас и во всем творении – Бог Дух Святой, Утешитель, Который все наполняет и все оживляет. И эти три Божественных Лица, имеющих предвечное бытие, Которые в Ветхом Завете являли Себя прикровенно (как, например, Аврааму в образе трех странников), явились миру открыто с пришествием Сына Божия на землю, и в Троицын день пребывают с нами в полноте Своей, будучи едина сила, едино существо, едино Божество (стихира в день Пятидесятницы).

 

ИКОНА ПРЕСВЯТОЙ ТРОИЦЫ
Андрея Рублева

 

Церковь имеет много различных изображений Святой Троицы. Но та икона, которой определяется самый праздник Троицы, неизменно одна – это изображение Троицы в образе трех ангелов. Прообразом этой иконы было таинственное явление Святой Троицы в образе трех путников праотцам Аврааму и Сарре под дубом Мамврийским. Церковь избрала именно эту икону, а не какую-либо иную, не случайно, а потому, что она наиболее полно выражает догмат о Пресвятой Троице: три ангела изображаются в совершенно равном достоинстве, символизируя триединство и равночестность всех трех Лиц.

Самое глубокое понимание этого догмата мы находим в иконе Троицы, написанной преподобным Андреем Рублеевым для Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры. Эта икона является шедевром древне-русской иконописи, и недаром была Церковью утверждена как образец того, как должно писать икону Троицы.

В иконе Андрея Рублева, лица Святой Троицы следуют в том порядке, в котором они исповедуются в Символе Веры. Первый ангел – это первое Лицо Троицы, Бог Отец; второй, средний ангел – это Бог Сын; третий ангел – это Бог Дух Святой. Все три ангела благословляют чашу, в которой принесен закланный и приготовленный в пищу телец. Заклание тельца знаменует крестную смерть Спасителя, а приготовление тельца в пищу является прообразом таинства Евхаристии. Все три ангела имеют в руках жезлы, которые символизируют их божественную власть.

Первый ангел, изображенный в левой части иконы, облачен в синее нижнее одеяние – образ его небесной, божественной природы, и светло-лиловое верхнее одеяние – свидетельствующее о непостижимости и царственном достоинстве этого ангела. Сзади него, над головой, возвышается дом, жилище Авраама, и жертвенник перед домом. Это изображение жилища имеет символическое значение: дом является как бы образом домостроительства Божия, и то, что изображение здания помещено над главой первого ангела, указывает на него, как на начальника (или Отца) этого домостроительства. То же отеческое началие сказывается и во всем его виде. Глава его почти не наклонена, а взгляд обращен к двум другим ангелам. Всё – и черты, и выражение лица, и положение рук, и то, как восседает первый ангел, – всё говорит о его отеческом достоинстве. Два других ангела склонены главами и обращены взором к первому ангелу в глубоком внимании, как бы ведя с ним беседу о спасении человечества.

Второй ангел помещен в средней части иконы. Его срединное достоинство определяется тем положением, которое присуще второму Лицу в Самой Троице, а также в деле домостроительства и промысла Божия о мире. Над головой его простираются ветви дуба. Одеяние второго ангела соответствует тому, в каком обычно изображается Спаситель. Нижнее имеет темно-багровый цвет, символизирующий воплощение, а верхний синий хитон знаменует своим цветом божественное достоинство и небесность природы этого ангела. Второй ангел склонен и обращен головой и движением к первому ангелу, как бы в сокровенной беседе. Дерево, осеняющее его, является напоминанием о древе жизни, бывшем посреди рая, и о древе крестном.

Ангел, помещенный с правой стороны иконы, является третьим Лицом Святой Троицы – Святым Духом. Нижнее одеяние ангела – прозрачно-синего цвета, и верхнее – легкого дымчато-зеленого цвета, изображают небо и землю, знаменуют живительную силу Святого Духа, животворящего все существующее. «Святым Духом всякая душа живится и чистотою возвышается» – поет Святая Церковь. Это возвышение чистотою выражает на иконе гора, которая осеняет третьего ангела.

Таким образом, икона Андрея Рублева, будучи непревзойденным образцом иконописного искусства, является прежде всего «богословием в красках», научая нас откровению о триедином Бог и о трех Лицах Пресвятой Троицы.

 

(Из книги «Мысли об иконе» инока Григория Круг)

 

 

ЖИТИЯ СВЯТЫХ

3-го июня (21-го мая по старому стилю) Церковь празднует память великих святых – царей Константина и Елены.

На рубеже III и IV столетий, римский император Диоклитиан поделил громадную римскую империю на две половины, чтобы удобнее было ею управлять. Восточной половиной империи правил он сам, имея помощником цезаря Галерия. В западной же половине он поставил императором Максимиана, а помощником его – цезаря Констанция Хлора, который управлял Галлией и Британией. Констанций Хлор, будучи по должности своей официально язычником, в душе покланялся Единому Богу вместе со всеми своими домашними. В 303-м году Диоклитиан издал указ об искоренении христианства по всей римской империи. Констанций Хлор, хотя открыто не мог ослушаться старшего императора, продолжал покровительствовать христианам, особенно после обращения ко Христу своей жены, святой царицы Елены.

Св. Константин, единственный сын Констанция Хлора и св. царицы Елены, родился в 274-м году, и хотя официально рос язычником, но дома воспитывался в христианской обстановке. Будучи непосредственным свидетелем страшного гонения на христиан, воздвигнутого Диоклитианом, св. Констатин одновременно видел и торжество веры Христовой, которое проявлялось в бесчисленных чудесах и помощи Божией святым мученикам. Св. Константин был высокого роста, красив и физически силен, одновременно добронравен и скромен, за что был любим народом и войском. Это вызывало зависть к нему со стороны других царедворцев, особенно цезаря Галерия, который даже составил заговор против Константина, чтобы лишить его управления своей частью империи. Тогда св. Константин удалился в Галлию к своему отцу, и после смерти Констанция Хлора, в 306-м году войско провозгласило Константина императором Галлии и Британии. Константину тогда было 32 года. Приняв власть, он первым делом объявил в своих областях свободу исповедания христианства.

В 311-м году, в западной половине империи воцарился жестокий тиран Максенций, который захотел избавиться от Константина и править империей единолично. Тогда сам Константин в 312-м году решил предпринять военный поход против римского императора, чтобы избавить Рим от злого мучителя. Такой поход был невероятно трудным, т.к. войско противника было более многочисленно, а кроме того, Максенций призвал на помощь бесовскую силу, ограждая себя и свое войско разными чарами. Константин понял, что надеяться только на человеческие силы было недостаточно, и тогда он вспомнил об истинном Боге и стал молиться Ему, прося помощи свыше.

И Господь послал необычайное знамение Своему избраннику. Однажды, накануне решительной битвы, Константин и все его войско увидели на небе знамение креста, составившееся из света и лежавшее на солнце, с надписью: «сим побеждай» (по-гречески: НИКА). Царь был в недоумении, т.к. крест, как орудие позорной казни, считался у язычников дурным предзнаменованием. Но в следующую же ночь царю явился Сам Иисус Христос с Крестом в руке и сказал, что этим знамением он победит врага; и повелел устроить воинское знамя (хоругвь) с изображением святого Креста. Константин исполнил повеление Божие и победил врага, став императором всей западной половины римской империи.

Своим первым указом новый император объявил подвластным народам полную веротерпимость; одновременно он принял христиан под свое покровительство, отменил казнь через распятие, и издал благоприятные для Церкви Христовой законы.

Тем временем, против Константина выступил войной правитель восточной половины империи, язычник Ликиний, тоже жестокий и коварный тиран. Вооруженный силою Креста, император Константин выступил против Ликиния и полностью разбил его, став теперь государем всей римской империи. Победа над Ликинием еще больше утвердила Константина в сознании помощи Божией, и он много потрудился для распространения веры Христовой среди своих подданных, объявив христианство господствующей религией в империи.

В деле распространения христианства императору Константину много помогала мать его, святая царица Елена. Когда царь Константин пожелал построить храмы Божии на священных местах в Святой Земле, (т.е. на месте рождения, страдания и воскресения Христа), а также найти Крест Господень, царица Елена с радостью взялась за это дело. В 326-м году она отправилась в Иерусалим и много приложила труда, чтобы отыскать Крест Христов, который был нарочно зарыт в землю врагами Христовыми. Отыскав истинный и Животворящий Крест Господень, святая царица Елена подвигла народ поклониться ему. Это событие Церковь отмечает в двунадесятом празднике Воздвижения Креста Господня. Часть Креста, а также гвозди и шипы от тернового венца, царица Елена привезла в Рим своему сыну Константину, а другую часть оставила в Иерусалиме. Затем святые Константин и Елена построили над местом страданий, погребения и воскресения Иисуса Христа огромный и великолепный храм в честь Воскресения Христова. Этот храм, содержащий в себе Голгофу и Гроб Господень, и по сей день является главным святым местом в Иерусалиме. За свои заслуги и усердие к распространению христианской веры, император Константин Великий и царица Елена получили от Церкви название святых царей равноапостольных, (т.е. равных апостолам). Святой царь Константин скончался в самый день Пятидесятницы 337-го года.

 

 

11-го июня (29-го мая по старому стилю) празднуется икона Божией Матери «Споручница грешных».

Поручительница за грешных! Какая глубокая мысль заключена в этих словах!… Люди согрешили. Люди праведным судом Божиим признаны достойными наказания, гибели. Но есть за них в высоком небе неусыпающая Ходатаица: Богоматерь борется за их спасение. Она выискивает способы привести человека к покаянию. Когда человек и не думает еще об исправлении, Она поручается Богу, что человек исправится...

Изображение иконы Богоматери «Споручницы грешных» таково: Богоматерь изображена по пояс, левой рукой Она держит Божественного Младенца, Который обеими ручками сжимает правую руку Богоматери, как это обыкновенно делается при получении согласия. В четырех углах иконы написано: «Аз Споручница грешных к Моему Сыну; Сей дал Мне за них руце, слышати Мя выну, да тии, еже радость выну Мне приносят, радоватися вечно через Меня испросят». Сколько утешения, сколько счастливых обещаний для верующих в этих словах, что Христос «дал руце», т.е. торжественно заверил Свою Мать, что всегда будет внимать мольбам Ее!

Икона эта появилась в одном монастыре Орловской епархии и долго оставалась без внимания, находясь в часовне за монастырскими воротами, среди других старых икон. Она была столь почерневшая, запыленная от времени, что изображение едва различалось, а надписи и совсем нельзя было разобрать.

Летом 1844 г. в монастырь явилась купеческая жена Почепина с двухлетним сыном, страдавшим ужаснейшими припадками. Врачи не могли оказать ему никакой помощи. Почепина просила отслужить молебен перед этой иконой, и мальчик получил мгновенное исцеление. Затем совершились и другие чудеса. Икона стала почитаться чудотворной. Ее отмыли, причем на ней обнаружилась знаменательная надпись, а затем торжественно перенесли в церковь.

Скоро в городах Карачеве и Орле объявилась холера. К иконе «Споручница грешных» спешили и больные и здоровые. Несмотря на страшную заразительность болезни никто из молящихся не умирал. Орловские жители крестным ходом обнесли икону по городу и холера прекратилась.

 

 

БИБЛЕЙСКОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ О ПЕРВЫХ ЛЮДЯХ

(Начало)

(Продолжение)

 

Святые праведные Авраам, Моисей и Илия
как подготовители
человеческого спасения

 

Третьей духовной вершиной ветхозаветного человечества является святой пророк Илия.

Невероятно необычайной силой, великой ревностной любовью ко Господу проникнуто все повествование о нем. Во дни нечестивого израильского царя Ахава и ставшей символом всего нечестивейшего и гнуснейшего, царицы Иезавели, встает горящий великой ревностью о Господе, могучий пророк. По Божьему велению он единым словом закрывает небеса, и три года нет ни капли дождя во всей земле израильской в наказание за идолослужение. В ревности о Боге Илия низводит огонь с неба на жертву Богу, чтобы Израиль перестал хромать на оба колена, чтобы признал народ, кто есть Бог истинный – нечестивый Ваал или праведный Господь. В необузданной, но праведной ярости против совратителей, растлителей народа Божьего – пророков Вааловых и Астартовых, закалает св. Илия собственной рукой пророков Вааловых четыреста пятьдесят человек.

Ни в чем нельзя упрекнуть святого и праведного Илию. Его преданность Богу не меньше преданности Авраама – праотца его. Вместе с тем, не видно у него никаких поскользновений подобных Авраамовым. К Богообщению способен он не меньше Моисея: ему, как и Моисею, является Господь на Хоривской горе, и в Новом Завете только они двое – Моисей и Илия из всего ветхозаветного человечества оказались призванными видеть Фаворский свет, явление Существа Божиего в Божественном Преображении.

Быть может, можно упрекнуть за страх смерти, когда бежит он от Иезавели, преследующей его: «И убоялся Илия, и восстал, отошел ради души своей» (3 Цар. XIX, 3). Но страх смерти – это слишком естественное, присущее человеку чувство, и Господь не упрекает Своего пророка за этот страх, потому-что ничего неправого, противного Божию повелению, даже в таком размере, как самочинные удары по скале Моисея при водах Меривы, не совершает под влиянием своего страха Илия. Только выполнив до конца Божие поручение, он бежит от гонительницы.

Но не может и Илия стать сосудом Боговоплощения, вследствие стихийной необузданности своего гнева, всеобъемлющей пламенности своего рвения о Господе Боге. Этот гнев, это рвение оказываются иным духом по сравнению с духом новозаветным, с духом Того, Кто кроток и смирен сердцем. Поэтому, когда ученики Христовы Иаков и Иоанн хотят низвести огонь: «как и Илия сделал», то Христос запрещает им, говоря: «не знаете, какого вы духа, ибо Сын человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лук. IX, 54-56).

С любовью и Божественной декатностью Господь тонко-тонко говорит об этом же и пророку Своему, когда на горе Хорив является ему: «И было к нему слово Господне: «что ты здесь, Илия?» Он сказал: «возревновал я о Господе Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечем; остался я один, но и моей души ищут, чтобы отнять ее». И сказал: «выйди и стань на горе пред лицем Господним, и вот Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра – землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения – огонь, но не в огне Господь; после огня – веяние тихого ветра (по-славянски лучше – глас хлада тонка) и там Господь» (3 Цар. XIX, 9-12).

Илия был большим и сильным ветром, раздирающим горы и сокрушающим скалы перед Господом, но не гласом хлада тонка. Этого гласа хлада тонка, которого не было в Илии, ждал Господь в человечестве еще долгие столетия. Господь, совершающий спасение сотворенных Им по образу и по подобию Своему, а следовательно духовно самодержавных существ, не без их участия, без этого гласа хлада тонка не мог придти к человекам, потому-что Он не в буре, не в огне, но в веянии тихого ветра.

Это-то веяние тихого ветра явилось в человечестве, когда «послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве... имя же Деве Мария» (Лук. 1, 26-27), и когда в ответ на благовещение, более удивительное, чем Аврааму, более ответственное, нежели Моисею, и бесконечно более благостное, нежели Илии, прозвучал тихий голос: «се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему» (Лук. 1, 38). В это мгновение могло совершиться пришествие Сына Божия к людям, и в это же мгновение оно и совершилось, ибо Всемогущий Господь, долго-терпеливо ожидавший долгие века этого мгновения, не ожидал ни единого мига после него, но тотчас же соединился с Им сотворенной, грехом от Него отторгнутой, но Его любовью не забытой, природой человеческой, воссозидая, новотворя ее во чреве Приснодевы.

Однако, и Авраам, и Моисей, и Илия не остались без участия в этом деле.

Святая Дева – душой и телом потомок Авраама. Ради того, чтобы Она явилась, оставил он цветущий культурой и удобствами родной Ур Халдейский, от него, Ее праотца, унаследован Ею высочайший взлет жертвенной любви к Богу, проявленный им на горе Мориа в жертвоприношении сына, а Ею возвышеннейше и чистейше в соучастии в спасительных страданиях Господних на Голгофской горе.

Она была взращена, воспитана в Законе, данном Богом через Моисея на священном Синае; воспиталась Она при храме, созданном по Божьему велению через Моисея, и Она исправила его недостаточество, прогневавшее Бога при Неопалимой Купине (Ее образе), потому-что Она ни мало не усумнилась, не возразила Богу при Своем избрании, но смиренными словами «се раба Господня» изгладила неуместную косность Моисеевых слов при его избрании: «пошли другого, кого можешь».

Веянием тихого ветра, гласом хлада тонка выправляет Она палящую бурю ревности Илииной, и в этом подвиге Ее принимает участие приходящий после Нее Ее сродник, великий пророк, пришедший в духе и силе Илииной, т.е. не уступающий Илии в ревности по Боге, но звавший к покаянию даже обличаемых им «порождений ехидниных» (иудейских вождей), а не заклавший их ножем. Он, этот новый Илия, не устрашился современной ему Иезавели (т.е. Иродиады), но принял мученическую смерть от нее на рубеже Ветхого и Нового Заветов, чтобы и во аде быть Предтечею Господним.

В этом сопоставлении Пресвятой и Пречистой Девы Марии с великанами духа Ветхого Завета хочется нам коснуться еще одного вопроса: почему Матерь Божия, святейшая из святых, честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим, все-таки должна была пройти через порог смерти, вкусить горькую общечеловеческую чашу кончины, а пророк Илия избежал смерти и живым был взят на небо?

При ответе на этот вопрос надо помнить, что Господь всегда исполняет искренние, зрелые и глубокие желания Своих верных рабов. Матерь Божия не боялась смерти, не стремилась избежать ее, Она знала, что смерть уже побеждена Сыном и Богом Ее. Более всего хотела Она быть душой и телом с Ним, с возлюбленным Сыном и Господом. И как говорит нам церковное повествование об Ее успении, об одном просила Она Господа: «Да не вижу мрачного взора лукавых демонов, потому-что они грязны и гнусны». Целомудрию и скромности естественно стремиться избежать всякого прикосновения и даже приближения носителей грязи, наглости и бесстыдства. И Господь исполняет это целомудреннейшее желание Своей Пресвятой Матери: Она вкушает смерть, передавая в Его, недоступные для взора демонов, объятия пресвятую душу Свою, и Он, по Своему образу, в третий день воскрешает Ее, чтобы Она душой и телом была с Ним, одесную Божиего престола.

Пророк Илия не хочет смерти от руки Иезавели не потому, что он боится смерти вообще: он тотчас же после того, как бежал от Иезавели, просил сам себе смерти у Бога. Но он не может примириться с властью зла, ни со студными пророками, растлевающими Божий народ, ни с Иезавелью, повелевающей Израилем. И Господь не может этого верного раба Своего низвести во ад, что было неизбежно связано со смертью в Ветхом Завете, не может отдать его во власть врагов, безмерно гнуснейших, чем студные и мерзкие жрецы, чем отвратительная Иезавель.

Господь живым берет его к Себе, но церковное учение говорит нам, что когда в последние времена умножатся беззакония и иссякнет любовь многих, т.ч. истощится у людей всякое проявление ревности по Боге, тогда явятся два свидетеля, две маслины, два светильника (Откр. XI, 3-4), которые будут свидетельствовать Божию правду среди измалодушествовавшегося человечества, вселяя бодрость в малое стадо оставшихся до конца верными, смущая и обличая многочисленных, нагло торжествующих Божиих врагов. По Божьему попущению они – эти два светильника – будут убиты Антихристом и в третий день воскреснут. Церковное учение говорит нам, что эти два светильника-свидетеля будут святые Енох и Илия, те праведники Ветхого Завета, которые не вкусили смерти, именно для того, чтобы совершить Божие дело в конце веков, когда челоческие силы истощатся.

Это страшное истощение человеческих нравственных сил мы ясно и болезненно ощущаем и теперь, как еще никогда ранее. Значит ли это, что близок час прихода к нам пророка Илии и праведного Еноха, как предтечей Второго Пришествия Христова – мы не можем сказать, но непреложно верим, что рано или поздно это будет, и земля еще услышит грозный голос, говорящий: «Жив Господь Саваоф, перед Которым я стою... долго ли вам хромать на оба колена? Если Господь есть Бог, то последуйте Ему, а если Ваал, то ему последуйте» (3 Цар. XVIII, 15, 21). И многое, многое из знамений современности свидетельствует о том, что может еще мы, наше поколение, встретится лицом к лицу на этой земле, в современной конкретной обстановке, с грозным огнедышащим Божиим пророком, которого недаром церковное песнопение называет «вторым Предтечею пришествия Христова, Илией славным».

(Примечание: По толкованию на Апокалипсис св. Андрея, Архиепископа Кесарийского, антихрист, выйдя из темных и преисподних мест земных, в которые изгнан диавол по Божию попущению, убьет святых Еноха и Илию и оставит их тела непогребенными в том самом Иерусалиме древнем и разоренном, в котором пострадал Господь. В этом городе утвердит он царство свое и престол царский на подобие Давида, сыном которого по плоти был Христос, наш истинный Бог, чтобы доказать, что он есть христос, исполняющий пророческое слово: «Восстановлю скинию Давида падшую и возрожду падших ее», которое заблуждающиеся иудеи принимают и относят к его пришествию.

Прельщенные ложными чудесами антихриста и написавшие его в сердцах своих, иудеи и язычники не позволят погребсти святых тел и возрадуются об избавлении и освобождении от наказаний, которые они терпели для своего же вразумления.

Умерщвленные на столько же дней, сколько было лет их пророчествования, Енох и Илия снова, к ужасу и страху видящих это, взойдут на небо на облаке.)

Архиепископ Нафанаил (Львов)

 

(Продолжение следует)

 

 

ДУХОВНАЯ ПОЭЗИЯ

 

ХРИСТОС ВОСКРЕС!

 

Христос воскрес! Он, Царь миров,

Царей могучих повелитель,

Он – весь смиренье, весь – любовь,

За грешный мир святую кровь

Пролил как вечный искупитель.

Христос воскрес! Он людям дал

Завет святого всепрощенья,

Он падшим милость даровал,

И за святые убежденья

Веле страдать, как Сам страдал.

Христос воскрес! Он возвестил,

Что на земле все люди – браться,

Он мир любовью обновил,

Он на кресте врагов простил,

И нам открыл Свои объятья.

Христос воскрес! Христос воскрес!

Пусть эти радостные звуки,

Как пенье ангелов с небес,

Рассеют скорби, злобу, муки!

Соединим все братски руки,

Обнимем всех! Христос воскрес!

 – К. Роше

Рождество Христово

 

 

Страничка настоятеля    Богослужения    Наша церковь    Пишите нам
Преображение    Духовная поэзия    Библиотечка
Вверх

© 2009 Церковь Преображения Господня.