Русская православная церковь Церковь Преображения Господня English Version
Балтимор, США Церковь Преображения Господня
Страничка настоятеля
Богослужения
Наша церковь
Фотоальбом
Церковный хор
Преображение
Духовная поэзия
Пожертвования
Как к нам доехать
Пишите нам
Православные ресурсы
Православная библиотечка

* * * 

Holy  Trinity Monastery Bookstore in Jordanville,  New York
Резные изделия православной тематики
 

Протоиерей Иоанн Барбус
Протоиерей Иоанн Барбус
ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

Мы рады приветствовать вас на страницах сайта церкви Преображения Господня, находящейся в городе Балтиморе, в штате Мэриленд, США. Церковь принадлежит изначальной Русской Православной Церкви Заграницей и имеет своей задачей сохранение духовных устоев и богослужебной сокровищницы древнего русского Православия.

Приглашаем вас познакомиться с нашей церковью и приходской жизнью, посмотреть на наш маленький, но дивный иконостас, послушать наш небольшой хор. Посетив нашу библиотечку, вы сможете ближе ознакомиться с православной верой через находящиеся там духовно-просветительные материалы. Эти материалы печатаются в нашем приходском листке, который издается ежемесячно на русском и английском языках. Также милости просим и лично посетить нашу церковь.

С любовью во Христе,
Протоиерей Иоанн Барбус и церковно-приходской совет

 

СЛОВО В НЕДЕЛЮ ТОРЖЕСТВА ПРАВОСЛАВИЯ

Сегодняшнее Евангельское чтение, дорогие братья и сестры, говорит нам о том, как Филипп, один из учеников Христовых, привел к Христу своего друга Нафанаила. По дороге Нафанаил высказал Филиппу свои сомнения о том, действительно ли Христос есть Мессия, но после встречи со Христом и беседы с Ним, все сомнения у Нафанаила исчезли. Христос коснулся самых глубоких струн сердца Нафанаила, коснулся его самых сокровенных мыслей и желаний, проявляя таким образом Свое божественное всеведение; и вот Нафанаил провозглашает Христа Сыном Божиим и становится одним из Его двенадцати ближайших учеников.

Но почему же мы слышим это Евангельское чтение о беседе Христа с Нафанаилом именно в это воскресенье, первое воскресенье Великого поста, в которое празднуется Торжество Православия? А потому, что Господни слова Нафанаилу ясно описывают природу истинного православного христианина, и по совместительству, природу истинной Православной Церкви.

Вот поистине израильтянин, – сказал Господь о Нафанаиле, – в котором нет льсти; т.е. вот человек, который думает, рассуждает, верит, надеется, говорит и действует правильно и прямо, – т.к. Нафанаил сразу же поверил в Иисуса Христа как Сына Божия, и после этого его вера никогда не колебалась. Таким, дорогие братья и сестры, должен быть истинный христианин, и такой должна быть – и есть – Православная Церковь, т.е. Церковь, в которой нет льсти, нет человеческих выдумок, которая истинна в своем учении, своих таинствах, своих Богослужениях, во всем своем установлении. Поистине такова наша Православная Церковь, которая осталась неизменной с времен апостольских и которая была засвидетельствована множеством святых и чудес.

Кровь множества мучеников была пролита за чистоту нашей веры и нашей Церкви; много было бесстрашных сражений с врагами правды – язычниками, мусульманами, лже-христианами. Велики были страдания преподобных отцов и иерархов, и других защитников веры. Это и есть то, что составляет сегодняшний праздник Торжества Православия, – что от святых Апостолов и до наших дней, несмотря на все старания слуг адовых и несмотря на весь пышный обман современного лже-православия, сама православная вера сохранена во всей своей правде и чистоте. Истинность нашей веры еще более подтверждается тем, что столько разных людей жили ею и достигли спасения через нее: благородные цари, мудрые философы, великие научные деятели, дворяне и простолюдины, богатые и бедные, мужчины, женщины и дети. Православная вера приводит людей к состоянию морального совершенства и святости, и только совершенная вера, со всеми ее божественными силами, может приводить и других к совершенству.

Да, дорогие братья и сестры, только православная вера очищает и освящает человеческую природу, оскверненную грехом; обновляет эту несовершенную природу посредством таинств крещения, покаяния и причащения; наполняет любовью враждующих; наполняет надеждой отчаявшихся; утешает страждущих; лукавых делает добрыми; исправляет развращенных; жадных делает воздержными; жестоких делает милосердными; блудников делает целомудренными; самолюбцев делает самоотверженными; скупых делает щедрыми; безумных делает мудрыми; и даже демоноподобных делает богоподобными. Вот какие чудеса производит в людях православная вера!

Но почему же она в нас не производит такого духовного преображения, дорогие братья и сестры? Потому-что нам недостает веры, потому-что мы внутренне легкомысленны, потому-что мы удалились от церкви, мы не живем жизнью церкви, не живем соответственно ее духу, для нас церковь является лишь формальностью.

Для того, чтобы мы были истинными православными христианами, мы должны прежде всего иметь постоянную живую связь с Православной Церковью, мы должны принимать участие в ее молитвах и таинствах, мы должны жить в духе нашей веры, следовать ее правилам и постановлениям, и – самое важное – через истинное и глубокое покаяние мы должны стать такими же христианами, как были все святые, мы должны следовать примеру Самого Господа Иисуса Христа, чтобы и о нас сказал Господь, как сказал Он некогда о Нафанаиле: вот поистине христиане, в которых нет льсти. Аминь.

 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ГЛАС

Благовещение Пресвятой Борогодицы

«Архангельский глас вопиет Ти, чистая: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою».

В святые дни Великого поста св. Церковь собирает нас на один из величайших своих праздников – день Благовещения Пресвятой Богородицы. Церковь обращает наши мысленные взоры к тем священным минутам, когда Божий посланник – архангел Гавриил, благовествовал смиренной Деве из Назарета тайну Боговоплощения.

«Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою», – приветствовал небожитель Ту, Которой предстояло быть Матерью превечного Бога. Ныне «при дверех» уже исполнение древнего пророчества: се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Эммануил, что значит «с нами Бог». Ныне Бог вселяется во чреве Девы, чтобы спасти мир от прелести.

Человеческий ум безмолвствует перед тайной явления превечного Бога от Матери Девы.

Здесь нельзя понимать, нельзя даже искать это понимание посреди наших обычных понятий. Здесь можно только верить, только сердце свое очищать, чтобы оно озарилось принятием Архангельского гласа.

Вера не знает границ. Она ведет нас прямо к Божиему престолу. На ее путях открывается и сияет человеку Божий Лик. И главная духовная немощь наших дней, братие, та, что мы утратили простоту детской веры – той веры, которая может сотворить невозможное.

Наш век – век маловерия, век слабой немощной веры. И как раз в день Благовещения, когда невозможное стало возможным и неосуществимое, с человеческой точки зрения, осуществилось в действительной жизни, св. Церковь обращается к нашей вере, к тому огоньку, который горит в сердце каждого из нас, предохраняя нас от духовного распада и тления. Она зовет нас на путь верности Богу, на путь предания себя Его благой воле.

Имейте веру Божию! Осознайте и почувствуйте, что для верующего не может быть невозможного, что где хочет Бог, там побеждается чин естества, ибо Он творит что хочет...

Постараемся же, братие, очами веры приникнуть к тайне явления во плоти пришедшего Бога и будем непрестанно молиться, чтобы Господь укрепил нашу немощную веру и просветил наши сердечные очи. А наипаче будем призывать в помощь себе Царицу Небесную, ибо, по слову преп. Серафима, «невозможно бесу погубить человека, если сам только он не перестал прибегать к помощи Божией Матери».

Пресвятая Богородице, спаси нас.

(Иеромонах Мефодий, «Перед очами Божией правды»)

(Перепечатано из журнала «Православная Русь», № 15 за 2007)

 

ХРИСТОС ПЕРЕД СУДОМ ПИЛАТА

Вступление

Вся жизнь Господа Иисуса Христа была единый непрерывный подвиг Его самоуничижения и страдания, подвиг терпения всевозможных озлоблений и скорбей. От начала дней Своих Он явился в глубочайшем смирении, – родился от Матери бедной и безвестной, и при том родился в вертепе и был положен в яслях. Вскоре затем, явленный миру небесным знамением (звездой), подвергается уже гонению: Ирод царь искал души Отрочати, и Он, как один из смертных, должен был искать убежища от руки убийцы и удалиться в чужую землю. По возвращении же оттуда поселяется в самом незначительном городке Назарете, и остается в совершенной неизвестности для мира, живя в повиновении у Своего мнимого отца-плотника, разделяя с ним труды его и всякие нужды. Страна галилейская, в которой жил Господь наш, была наполнена язычниками, людьми незнающими Бога; и здесь Он, живя посреди грешников, находился в постоянной скорби о грехах их и всего мира. Потом, когда исполнилось ему 30 лет от рождения, Он идет наряду с прочими грешниками к Иоанну в пустыню, принять от него крещение. Вот какое являет и здесь Господь глубочайшее смирение! Далее, Творец мира и всякой твари был со зверьми в пустыне, и здесь Владыка всяческих алчет и жаждет, и вменяется уж как бы за ничто, – сорок дней остается без пищи, терпя под кровом неба холод и голод. Потом предается еще искушению от диавола, который требовал себе даже поклонение от Того, Кто достоин был Ангельских песнопений. Каково же было это все терпеть Создателю, подающему нам все обильно в наслаждение, и терпеть еще от врага Своего такое унижение?!

Но что прискорбнее всего! Вот являет Себя миру Спаситель мира, благовествует радость велию, – и что же? – все славное в мире этом восстает на Него и сопротивляется Ему: книжники, фарисеи, священники и архиереи, все обратились против Него, все ищут как бы уловить Его, если не в деле, так в слове. Он призывает к Себе всех сынов Израиля, обращается с ними как друг, как брат, а злые люди не верят Ему и стараются погубить Его. Особенно не расположены были к Нему гордые фарисеи, люди лицемерные, которые всегда старались казаться лучшими, чем они действительно были. Они более всех ненавидели Его и посягали на Его жизнь; и Он повсюду встречал от них только унижение Себе, презрение и насмешки. Его учение называли лестью и обманом, дела – противозаконными, чудеса приписывали силе князя бесовского, и Самому Ему говорили: беса имеешь. То обзывали Его сыном плотника, самарянином, другом мытарей и грешников, и повсюду преследовали Его, как великого преступника и разорителя закона Моисеева. Не раз покушались даже и лишить Его жизни: один раз хотели столкнуть Его с горы, с высокого утеса в бездну, не раз брали в руки камни, чтобы побить Его, или посылали своих слуг, чтоб поймать и связать Его. Одним словом, Иисус Христос от самого Своего рождения и до конца Своей жизни страдал, переносил всякие оскорбления и терпел огорчения со всех сторон. В кругу даже ближайших Своих учеников Он видел и терпел постоянно Своего будущего предателя.

Но вот приблизилось то время, в которое Он должен был показать высочайшее чудо Своей Божественной любви, а именно: предать Себя на смерть за спасение рода человеческого. Милосердный Бог еще первому человеку обещал послать Спасителя, Который возьмет на Себя грехи мира, и за это будет ужален змием в пяту, т.е. плотью Своею потерпит смерть; но зато и Сам Он поразит змия в голову, склонившую людей ко греху и смерти, иначе сказать, победит диавола и уничтожит в людях грех и смерть, происшедшие от него. Пророки часто, по повелению Божию, повторяли это обещание Божие и открывали тайны сего избранному народу. Сам Иисус Христос неоднократно повторял, что должно Ему будет пострадать и умереть за людей, что на Нем исполнится все то, что пророки предвозвестили об обещанном Спасителе мира.

Святитель Григорий Нисский говорит: «Какое большое обнищание – Богу быть в образе раба! Какое большое смирение – Царю существ прийти в общение с нашим естеством! Царь царствующих, Господь господствующих волей облекся в рабский образ; Судья вселенной делается данником владычествующих; Господь твари обитает в вертепе... Чистый и Всецелый принимает на Себя скверну естества человеческого, понеся на Себе и всю нищету нашу, доходит даже до испытания смерти. Видите ли меру вольной нищеты? Жизнь вкушает смерть; Судья ведется на судилище; Господь жизни всего сущего подвергается приговору судьи; Царь всей премирной силы не отклоняет от Себя рук исполнителей казни».

Итак, вот чего стоило спасение наше Господу Спасителю нашему! Вот какого озлобления и постоянных скорбей стоило Ему наше избавление от греха и вечных мук! Но как страдал еще Господь наш в последнюю ночь перед Своей крестной смерью, какие Он ужасные душевные болезни потерпел в то время, о том никакой язык сказать и никакой ум вообразить не может. Однако же слышать о них дано было возлюбленным ученикам Его, и они передают нам об этом.

Душевные страдания Господа нашего в саду Гефсиманском

Наступил уже тот определенный Божиим советом час, о котором помышляя Сын Божий говорил за несколько дней перед тем: «Душа моя теперь возмутилась, и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел» (Ин. 12, 27). И вот, когда час настал, томление души Его в высшей степени увеличилось. По окончании тайной вечери и прощальной беседы с учениками, Господь, вышедши из Иерусалима, пошел в сопровождении их на гору Елеонскую. Гора эта в те времена покрыта была масличными деревьями. Перешедши за поток Кедрон, темный и мутный близ стен Иерусалима, и поднявшись до селения Гефсимании, Господь сказал ученикам: «посидите здесь, пока Я пойду, помолюсь там». Вправо от селения простирался над потоком сад, в который часто Господь хаживал с учениками, в него и теперь Он пошел, взяв с Собой только Петра, Иакова и Иоанна, видевших славу Его на горе Фавор. И здесь начал перед ними скорбеть, ужасаться и тосковать, говоря: «душа Моя скорбит смертельно. Побудьте здесь, и бдите со Мной; молитесь, чтобы вам не впасть в искушение». И Сам, отойдя немного от них и преклонив колена, пал на лицо Свое и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей.

Чтобы нам не быть праздными зрителями душевных страданий нашего Спасителя, рассмотрим прежде причину, по которой Он начал тужить так сильно, ужасаться и тосковать. Итак, отчего же стал скорбеть Тот, Который являлся воистину Христом, Сыном Бога живого, и о Котором мы слышали ангельское благовестие: Тот бо спасет людей Своих от грехов их (Мф. 1, 21). Но как спасет? Этого еще никто не знал до наступления часа спасения. И в чем же заключается наше спасение? В том ли только, чтобы просто простить все наши грехи? Но какая же в этом будет правда Божия, которая осуждает за нарушение закона? Нет, наверно пришел на землю Христос не для того, чтобы людям проповедать только Свое Божественное учение. Ибо для этого мог бы послан быть и всякий богодухновенный человек, как Моисей и другие пророки, одаренные от Бога силой совершать чудеса для достоверности их слов. Наверно Божественная правда не просто хочет прощать грехи, но хочет возложить смерть за них на Того, на Которого Предтеча, указывая, говорил: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грехи мира. Только при таком понимании и могут быть приняты слова Господни: ради этого Я пришел на час сей.

Вот кто достигнет такого понимания Божией истины, тот и может быть достойным созерцателем гефсиманских страданий Богочеловека. Тот может понять, от чего начал ужасаться и тосковать Господь наш, когда пришел час отойти Ему от мира сего и возвратиться к Отцу Своему. Но если и еще кто спросит: отчего же? «Наказание мира на Нем, – возвещает нам пророк Исаия, – Он взял на Себя наши грехи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом» (Исаия 53, 4). Блаженствовал некогда Адам, поселенный в саду, насажденном на востоке; хорошо ему было там, среди райских деревьев, но знать одного добра ему показалось мало, захотелось быть знатоком добра и зла, – хотя запретил Ему Бог вкушать от дерева познания добра и зла. Изгнанный за то из рая, низверг он и нас, потомков своих, в бездну греха и смерти. Теперь же Отец будущего века, пришедший в юдоль земную не благ Себе искать, но дать душу Свою за избавление многих, и должен был терпеть все ужасы и скорби, которые происходят от греха и смерти. Один из потомков Адамовых взывал же: «боязнь смерти напала на меня, страх и трепет обуяли меня» (Пс. 54, 5). То же самое должен был чувствовать и Тот, Кто не на словах только, но и на деле принял на Себя грехи человеческие и сделался через то предметом небесного гнева. Вот от чего и скорбел Спаситель мира, и скорбел так смертельно, так страдал невыразимо, и ужасался и тосковал! Во всей силе относились тогда к Нему пророческие слова: «болезни адовы обуяли меня, встретил я скорбь и муку». И Он мог совершенно справедливо говорить правосудному Богу: «ибо стрелы Твои вонзились в Меня и, как трава, иссохло сердце Мое; внутренности Мои исполнились огнем, душа Моя сильно потрясена и Я изнемог». О, что значат страдания тела перед страданием души! Они капли в сравнении с океаном. Вот так-то страдал душой и возлюбленный Сын Божий. И страдал Он, как безгрешный, за одни только наши грехи.

В Гефсиманском саду

О, возблагодарим же милосердого Бога, Который так возлюбил мир, что и Сына Своего Единородного дал нам, да избавимся Его страданием от вечного мучения. Ибо никто, кроме Него, не в состоянии удовлетворить бесконечной правде Божией, которая такова, что за избавление наше от грехов и вечных мук должен был терпеть болезни адовы Сам вочеловечивыйся Бог наш, – не Божеством, разумеется, которое бесстрастно, но душой и телом. Будем же знать и то, что величайшие душевные скорби, ужас и тоска смертные, именуемые по справедливости адскими страданиями, выше всякого понятия и воображения. От них в короткое время изнемогает дух, и их ни одни человек не согласится терпеть и самое краткое время. Потому и Спаситель мира, как истинный человек, от великой душевной скорби взывал только: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; однако не как Я хочу, но как Ты». Сотвори отеческую милость, освободи Меня от этих страданий; ибо горько то, что уготовано грешникам. Впрочем твори со Мной, что хочешь.

В то время, как Господь скорбел невыносимо, ученики Его спали; и это показывает, что молитва Господня, хотя и не многословна была, однако довольно продолжительна. Ученики же не могли разделять душевной скорби со своим Учителем, – праздничный пасхальный вечер, продолжительная беседа, ночное путешествие, все это располагало их ко сну. Хотя Господь и сказал им: бдите со Мною, но душевное уныние и незнание всего того, что предстояло их Учителю, заставляло не столько повиноваться Его слову, сколько покоряться немощи своей плоти. Конечно, не такими бы они оказались, если бы знали, что этот вечер есть уже последний в жизни их Учителя, вечер последнего их с Ним пребывания; но они этого не знали. И вот подходит к ним Господь и говорит Петру: «Симон! Ты спишь? Не мог ли ты одного часа побдеть?» Самый звук этих слов давал уже разуметь Петру, что сердце его Учителя было растерзано печалью. Потом обратясь к прочим, Господь сказал: «Что вы спите? Так ли вы не могли одного часа побдеть со Мной? Встаньте, бдите и молитесь, чтобы не впасть вам в искушение. Дух бодр, но плоть немощна». Последними словами Он указывал им, как они, за час перед этим обещавшие положить за Него душу, теперь не могли преодолеть и слабости своей плоти.

Ангел утешает Господа

Сказав это, Господь отошел от них в глубину сада и опять, склонив лицо Свое в земле, вызвал: «Отче! когда бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня. Однако не как Я хочу, но как Ты; не Моя воля, но Твоя да будет». Помолившись и во второй раз, Господь все еще надеясь, так сказать, найти подкрепление душе Своей в молитве учеников Своих, опять подходит к ним. Они же, возбужденные в первый раз к молитве, и принялись было за это святое дело; однако, не сознавая особенной нужды в ней и видя при сиянии луны, что Учитель их молится и что ни Ему, ни им не предстоит никакой опасности, не хотели напрасно утруждать себя и опять предались сну. Но сон их был тревожный, и они от одного прихода их Учителя тотчас приподняли свои головы; достаточно же было только посмотреть на них, чтобы убедиться, что они вовсе не способны к молитве. Ибо глаза у них отяжелели и они не знали, что отвечать своему Господу, заповедавшему им неоднократно молиться. И сбылось тогда слово пророка Давида: «я ждал сострадания, но нет его, – утешителей, но не нахожу» (Пс. 68, 21). Так и при самом начале не оказалось ни одного помощника, который бы разделил со Спасителем мира чашу страданий Его: Он один истоптал точило гнева Божия, как замечает пророк Исаия.

Бывают минуты и у обыкновенного грешника, что с трудом их можно пережить. Сколь же ужасно тяжелы были теперь часы за страждущего за грехи всех грешников, начиная от Адама и до тех, которые поживут при кончине века сего! Он был теперь как бы отверженным грешником от лица Отца Своего, и страдал так невыносимо, что великая перемена произ-шла в лице Его: из глаз текли горючие слезы, а лицо покрывалось потом, и при том кровавым. И, будучи в борении, Он прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, которые падали на землю, – так свидетельствует Писание. Все душевные и телесные силы у Него истощались, и уже жизнь Его как бы прекращалась; тогда явился Ему Ангел с неба и укреплял Его. Как же и чем укреплял? Хотя апостолы, видевшие явление Ангела, и не говорят об этом, но как известно, что страдания у Господа были душевные, то и полагать надо, что Ангел действовал на душу словом Божиим.

И вот Тот, Кто словом Своим вызывал мертвых из гробов, Кто исцелял всякие болезни в людях, но грехов ради наших Сам доходил до последнего истощения сил, теперь укрепленный небесным вестником, востав от земли и воззрев на небо, сказал: «Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, буди воля Твоя!» Итак, посмотрим на великое послушание Сына Божия, на великое смирение Его души; ибо нет в ней самонадеянности, ни малодушного отречения, тем более ропота на предстоящую участь. Немощь человеческого естества сперва говорит в Нем: да мимоидет чаша величайших страданий; но покорность души постоянно повторяет одно и то же: не Моя, но Твоя воля да будет. Так свято желание души Иисусовой и в самом изнеможении ее! Воистину величие духа сияет в Нем во всей своей красоте.

Смотря на слезы и пронзаясь воплями Божественного Страдальца, заменившего нас перед судом Божией правды, кто из нас не заметит, какого труда и страданий стоило Ему избавление наше от вечных мук! Вот мы видим чашу исполненную горести душевной, видим вместе с душевным и телесное изнеможение, падение на землю, кровавый пот, слышим стенания, – и все это из-за кого и для кого? – из-за нас и ради нас недостойных! О, падем же, братие, ниц перед Господом нашим, и восплачемся, возрыдаем перед Ним о том, что мы своими грехами навели на Него такие скорби! Будем знать какою ценой мы искуплены от вечных мук! Уразумеем и то, что если бы Он не обнаружил в час сей Своих душевных болезней, то мы не могли бы и знать, сколь дорого обошлось нашему Спасителю наше спасение, не могли бы и оценить величия Его благости. Мы могли бы думать, что Божество Его делало все страдания ничего не значущими для Него; но теперь – о, как должны мы благоговеть перед Спасителем нашим, не отказавшимся испить за нас такую чашу душевных страданий!

А затем, зная как всеведущий Бог, что наступил уже тот час, в который Он должен быть предан в руки грешников, Спаситель приходит к ученикам и говорит: «вы все еще спите и почиваете! Кончено; вот настал час, и Сын человеческий предается в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот приблизился предающий меня». В это время показался в саду один из двенадцати учеников Его, идя впереди с толпой народа при свете фонарей и светильников. Это был Иуда-предатель.

Предательство

 

Предательство Иуды

Гефсиманский сад, в котором находился теперь Спаситель мира, был любимым местом Его посещений и ночных молитв. Когда бывал Он в Иерусалиме, то обыкновенно на ночь удалялся в горы, главным образом на Елеон, и там в саду близ Кедрского потока проводил ночи с учениками Своими. Так было и теперь, но только с тем различием, что один из учеников в тот вечер остался в городе, замышляя исполнить великое злодеяние, которое после сделалось известным всему миру. Хорошо зная то место, куда Господь часто хаживал со Своими учениками, Иуда Искариот, по согласию с членами синедриона, взяв с собой данный ему отряд воинов и со множеством служителей от первосвященников, книжников и старейшин народа, шел перед ними прямо в сад, где молился его Учитель. И тогда, когда Господь возбуждал учеников Своих и говорил: встаньте, пойдем... Иуда вошел в сад, и за ним множество народа, все с оружием в руках, с мечами и кольями. Иуда злочестивый все еще старался скрыть свое злодеяние перед своим Учителем, и для этого, чтобы дать знак воинам кого нужно схватить, заранее сказал им: кого я поцелую, тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно, чтобы Он как-нибудь у вас не вырвался. И вот теперь он скорыми шагами подходит к своему Учителю, Который стоял в ожидании его прихода. Остановимся и мы при виде этого странного человека, этого ученика-предателя, о котором не раз говорил Господь Своим ученикам: не Я ли избрал вас, и один из вас есть диавол. Иуда занимал в малом обществе учеников Христовых должность казначея. Он был человек с умом, но только с таким, который предан земным выгодам; он был и благочестив по виду, но был уверен, что и благочестие служит для прибытка. Будучи с таким расположением духа, он и учеником Христовым пожелал быть из-за земных только благ. Он думал, что будучи учеником Того, Который, по мнению всех иудеев, должен царствовать над всеми народами, достигнет и сам почестей, власти, славы и богатства; но когда увидел и в продолжении трех лет совершенно уверился, что последование за таким Человеком, Который любит нищету и ублажает нищих, не обещает ему ничего такого, чего он алчет, то и повернул вдруг в противную сторону, чтобы извлечь хоть какую-нибудь выгоду за трехлетнее свое служение в обществе Христовом. Вот почему он и помрачился в разуме, и будучи как вор, – ибо и раньше он утаивал для себя то, что было велено раздавать нищим, – пользуется ночным временем и в этом деле, которое доставит ему лишь жалкие тридцать сребренников и затем приведет к своему концу, как вора, христопродавца и предателя.

Когда этот злодей подошел к Тому, Кого фарисеи по ненависти называли другом грешников, и Который действительно был таков, стараясь о спасении их, то милосердый Учитель спросил его: «друг Мой! для чего ты здесь?» Хотя и знал Всеведущий о причине прихода Своего предателя, но спросил его так ласково с намерением, – не отзовутся ли еще такие дружеские слова в душе несчастного? «Равви» (Учитель)... послышалось слово, и тотчас замерло в устах Иуды. «Здравствуй, Равви!» – сказал лицемер дрожащим голосом, и поцеловал Его. О, окаянный! Приветствует как друга своего, и тем же поцелуем своим дает знак, кого нужно схватить. Но милосердый Господь только сказал ему: «Иуда! целованием ли предаешь Сына человеческого?» Бесчувственный же молча отошел в то время к подошедшему ближе скопищу врагов Христовых.

(Продолжение следует)

Священник Григорий Дьяченко

ХРИСТИАНСКОЕ УЧЕНИЕ

Крест свой и Крест Христов

Господь сказал ученикам Своим: Если кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест свой и следуй за Мною (Мф. 16, 24).

Что значит крест свой? Почему этот крест свой, т.е. отдельный каждого человека, вместе называется и крестом Христовым?

Крест свой: скорби и страдания земной жизни, которые у каждого человека – свои.

Крест свой: пост, бдение и другие благочестивые подвиги, которыми смиряется плоть и покоряется духу. Эти подвиги должны быть сообразны силам каждого, и у каждого они – свои.

Крест свой: греховные недуги, или страсти, которые у каждого человека – свои. С одними из них мы раждаемся, а другими заражаемся на пути земной жизни.

Крест Христов – это все учение Христово.

Суетен и бесплоден крест свой, как бы он не был тяжек, если через последование Христу он не преобразится в крест Христов. Крест свой делается для ученика Христова крестом Христовым: когда человек бывает твердо убежден, что над ним неусыпно бдит Христос, что Христос попускает ему скорби, как необходимое и неминуемое условие христианства, что никакая скорбь не приблизилась бы к нему, если б не былапопущена Христом, что скорбями христианин усваивается Христу, делается соучастником Его участи на земле, а потом и на небе. Крест свой делается для ученика Христова крестом Христовым: когда истинный ученик Христов почитает исполнение заповедей Христовых единственной целью своей жизни. Эти заповеди делаются для него крестом, на котором он постоянно распинает своего ветхого человека со страстями и похотями его (Гал. 5, 24).

Отсюда ясно – почему, для принятия креста, предварительно нужно отвергнуться себя полностью, даже до погубления души своей. Так сильно и обильно усвоился грех падшему естеству нашему, что Слово Божие называет его душою падшего человека.

Чтобы воспринять на себя крест, нужно сперва отказать телу в его прихотливых пожеланиях, доставляя ему одно лишь необходимое для существования; нужно признать свою правду лютейшей неправдой перед Богом, свой разум – совершенным неразумием, и, наконец, предавшись Богу со всею силой веры, предавшись непрестанному наставлению Евангелия, отречься от воли своей.

Крест дотоле тягостен, доколе он пребывает крестом своим. Когда же он преобразится в крест Христов, то приобретает необыкновенную легкость: иго Мое благо, и бремя Мое легко есть, сказал Господь (Мф. 11, 30).

Ученик Христов тогда только несет правильно крест свой, когда признает, что именно посланные ему скорби, а не другие, необходимы для его спасения. Терпеливое несение креста своего есть истинное покаяние, ради которого отверзаются врата рая. Не нужно искать христианского совершенства в добродетелях человеческих – там нет его, оно сокровенно в кресте Христовом.

Распятие

Крест свой изменяется в Крест Христов, когда ученик Христов несет его с деятельным сознанием своей греховности, когда несет его с благодарением Христу, с славословием Христа. От славословия и благодарения в страдальце является неизреченная духовная радость, которая благодатно кипит в сердце, изливается на всю душу, изливается на самое тело.

Крест Христов только наружне, для плотских очей, кажется жестоким. Для ученика Христова он является высшим духовным наслаждением, которое полностью заглушает скорбь, и последователь Христов среди лютейших томлений ощущает одно лишь наслаждение. Святая Мавра говорила своему супругу, святому Тимофею, который терпел страшные муки и приглашал ее принять участие в мученичестве: «боюсь, брат мой, чтобы мне не устрашиться, когда я увижу страшные муки и разгневанного воеводу, чтобы не изнемочь мне в терпении по молодости лет моих». Мученик отвечал ей: «уповай на Господа нашего Иисуса Христа, и будут для тебя муки елеем, изливаемым на тело твое, и духом росы в костях твоих, облегчающим все болезни твои» (Четьи Минеи – 8 мая).

Крест – сила и слава всех от века святых.

Крест – целитель страстей, губитель демонов.

Смертоносен крест для тех, которые креста своего не преобразили в Крест Христов, которые с креста своего ропщут на Божественный Промысел, хулят его, предаются безнадежности и отчаянию. Не сознающиеся и не кающиеся грешники на кресте своем умирают вечною смертью, нетерпением своим лишаясь истинной жизни в Боге.

Если кто хочет идти за Мною, – сказал Господь, – отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною...

Святитель Игнатий Брянчанинов

 

У ГРОБА ГОСПОДНЯ

 Положение во гроб

У всякого, даже человеческого гроба, умолкает сутолока и шум житейской суеты. Каждый гроб вещает своим безмолвием. Здесь кончается все, что началось на земле. Здесь пресекается всякая человеческая правда. Здесь можно только или безутешно плакать, или искать иную правду, иную жизнь...

Кому из нас незнакомы эти чувства? И что же скажем мы, что почувствуем, стоя у Гроба Господа и Спасителя своего?

«Настал час, да прославится Сын Человеческий...» Да, поистине, вот она перед нами – слава Сына Человеческого.

Униженный и осужденный, израненный, увенчанный тернием и облеченный в багряную ризу, ныне Он перед нами уже бездыханный, уже повитый погребальной плащаницей...

Вот Его слава... Слава любви, слава добровольного отдания Себя за жизнь и спасение мира.

Остановись же, христианин, у этого страшного и таинственного Гроба. Чтобы спасти тебя, чтобы вернуть тебя в объятия Отча, Спаситель твой Сам сошел на землю и испил горькую чашу твоих страданий, принял на Себя тяжкое бремя твоих грехов. Обрати же сердце твое к твоему Спасителю.

Приближаются дни, когда для всех нас, по милости Божией, откроется радость святой Пасхи. Но готова ли к этой радости наша душа?... Чисто ли сердце?...

Господень Гроб своим безмолвием обращается к совести каждого из нас, зовет нас стать на Божий Суд перед огненные испытующие очи Божией Правды, распятой, страдавшей, погребенной.

«Очень желаю Я есть с вами сию пасху», – взывает и к нам Господь. А Божию Пасху вкусит только тот, кто сумеет всем сердцем своим почувствовать нравственно обязывающую нас силу Христовых страданий и ответить на них всей жизнью своей.

 

(Иеромонах Мефодий, «Перед очами Божией правды»)

 

ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО

Историческое повествование

Настала «великая и благословенная суббота» – 18 марта 34 года – суббота, в которую почил от всех дел Своих на земле Единородный Сын Божий. Но не было покоя в Иерусалиме: одни были лишены покоя из-за злобы, а другие из-за тяжелой, гнетущей скорби. Враги Иисусовы не переставали преследовать Его даже во гробе, утвердив гроб печатью и оградив его стражей. А в это время ученики Господни предавались великой скорби: ведь все они, кроме Иоанна Богослова, оставили своего Учителя и теперь от других узнавали о последних днях Его жизни – как Он терпел поругания, как страдал среди ужасных крестных мучений. Горько плакал апостол Петр, отрекшийся от Того, Кого обещал любить до смерти. Но несравненно более горькие слезы проливала Матерь Божия, Чью душу – по словам старца Симеона – прошло острое оружие.

Сошествие во ад

Так одни с тоской, а другие со злорадством смотрели на молчаливый, запечатанный и окруженный стражей гроб Спасителя. Но от мира сокрыто было, что происходило в это время за дверями гроба. Здесь покоилось только Пречистое Тело Господне; обоженной Своей душой Он сошел в ад, в самую твердыню исконного человекоубийцы – диавола, где от века томились души всех праотцев и праведников, лишенных за грех прародительский райского блаженства. Святой Иоанн Дамаскин говорит: «Обоженная душа Христова нисходит в ад для того, чтобы как живущим на земле воссияло Солнце правды, так и для сидящих под землей во тьме и сени смертной воссиял свет, – чтобы как находящимся на земле, так и сущим во аде Христос благовествовал мир, пленным освобождение, слепым прозрение, и для уверовавших был виновником вечного спасения, а для неверующих – обличителем в неверии».

Настал наконец день Христов для тех, которые издалека, отделенные тысячелетиями, только провидели его в тени прообразов и пророчеств. Праведники уже ждали Христа: о Его рождении на земле им рассказал старец Симеон; о Его скором пришествии им проповедал Иоанн Креститель. И вот теперь, с проповедью Евангелия и отпущения грехов, сходит во ад Сам Господь. С восторгом и неизъяснимой радостью встречает Иисуса Христа сонм праотцев и пророков. Св. Ефрем Сирин так описывает эту встречу: здесь, за мрачными затворами унылого ада, Спаситель «видит Адама, обливающегося слезами; видит Авеля, покрытого кровью, как багряницей; видит Ноя, украшенного праведностью; видит Авраама, увенчанного всякими добродетелями; видит Лота, подвизавшегося в гостеприимстве; видит Иова, сияющего терпением; видит Моисея, посвященного Божиими перстами. Подходит к Навину, и он окружен воинством; подходит к Самуилу, и он блистает помазанием царей; идет к Давиду, и он погребен с псалтирью; приступает к Елисею, и он облечен в милоть. Исаия с радостью показывает главу, отделенную у него пилой. Иона славится спасением ниневитян. Светозарны очи Иезекиилевы от страшных видений. На ногах Данииловых свежи еще лобзания львов. Дружина Макавеев окружена орудиями мучений. Глава Крестителева сияет усекновением. Видит и святых жен, которые ни в чем не уступили мужам. Видит всякого праведника, взирает на всякого пророка, – и проповедует: «се Аз!» (вот Я!).

Ад затрепетал при встрече со вторым Адамом. Сокрушились заклепы адовы. Кончилось владычество смерти и диавола. Искуплены все праведные, которых поглотила смерть.

Тем временем, на земле прошло двое суток со дня смерти Господа Иисуса на Голгофе. Сильнее зашевелилось чувство беспокойной злобы в душах его убийц, твердо помнивших предсказание Его о воскресении в третий день; в душах же учеников Христовых зажегся луч смутной надежды на явление Божественной силы Учителя. Но равнодушно, чуждые злобы и надежд, стояли воины на страже у гроба, где была погребена Надежда всей твари.

В безмолвии глубокого утра, среди общего покоя природы, Богочеловек воскрес из запечатанного гроба, не нарушив Своих погребальных пелен. По свидетельству Его святой Плащаницы, Христос воскрес силой особой энергии, во много раз превышающей энергию атомную. Не было свидетелей этого величайшего, еще не виданного миром чуда, – но они и не были нужны: вся последующая история Церкви Христовой является свидетелем истины Воскресения.

Воскресение Христово

Воины, охранявшие гроб, были очевидцами событий уже последовавших за Воскресением. Спокойно стояли они под сенью оливковых деревьев, внимательно всматриваясь в окружавшую их предутреннюю мглу. Вдруг они почувствовали, что земля поколебалась и подобно молнии, рассекая воздух, заблистал необычайный свет, – это ангел Божий, сошедший с неба, приступил ко гробу, отвалил от него камень и сел на нем. Светом своего явления ангел привел в ужас воинов: от страха они пали как мертвые. Земная стража у гроба воскресшего Господа окончилась, уступив место небесной. Христос воскрес! – и для всего мироздания началось радостное утро новой жизни.

 

(Из Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского)

 

ПРАВОСЛАВНЫЙ БРАК

Православный, т.е. церковный, брак является великим таинством; недаром в наше апостасийное время он подвергся таким страшным нападкам и разрушению, ибо он есть основа морально-здорового общества, существующего в рамках Божиих устоев. Православный брак, и происходящая от него семья, всегда составляли главную преграду к разложению человечества в целях приготовления его к принятию Антихриста. Мы сами являемся свидетелями того, сколько за последнее время было приложено – и до сих пор прилагается – неимоверных усилий для уничтожения брака и семьи. Для того, чтобы нам – православным христианам – противостоять этой антихристовой кампании, нужно понять и осознать всю значимость истинного православного церковного брака. Предлагаем вашему вниманию сперва краткое изложение православного учения о браке, а затем прекрасную статью священника Алексея Йонга, всесторонне освещающую этот вопрос.

 Православное учение о таинстве брака

 Брачный союз в Новом Завете возведен на степень великой тайны Божией; именно он есть образ союза Христа с Церковью. Но союз Христа с Церковью исполнен благодати и истины (Ин. 1, 14), т.е. является союзом благодатным, истинным; потому и брачный союз нужно считать исполненным благодати, т.е. союзом, на который ниспосылается от Бога благодать Святого Духа и который поэтому есть истинный союз. На этом основании и заключается брачный союз не по одному только родительскому благословению или желанию брачующихся, но с благословения Церкви, через поставленных в Церкви пастырей, совершается над брачующимися особое священнодействие – таинство брака – для преподания им благодати Святого Духа.

Брак христианский свят и духовен, как свят союз Христа с Церковью. Поэтому апостол Павел и говорит: «Брак у всех да будет честен и ложе нескверно» (Евр. 13, 4), и заповедует христианским супругам: «воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как язычники, не знающие Бога» (1 Фес. 4, 3-5).

Брак должен быть нерасторжимым: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6), разумеется – самовольно. Единственная достаточная причина для развода – прелюбодеяние; но и в этом случае муж и жена разводятся не иначе, как властью самой Церкви через ее законных пастырей, т.е. тою властью, которая их сочетала, ибо только апостолам и их преемникам Спаситель дал власть связывать и разрешать людей (Мф. 18, 18). Всякий иной развод, помимо Церкви, осуждается словами: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает».

Какова цель Божественного установления брака?

Во-первых, умножение и сохранение христианского рода, как это видно из слов Самого Бога, благословившего первых людей: «плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю» (Быт. 1, 27-28).

Во-вторых, взаимное воспомоществование супругов в этой жизни: «И сказал Бог: не хорошо быть человеку одному, сотворим ему помощника по нему» (Быт. 2, 18).

В-третьих, обуздание греховных похотей человека и беспорядочных влечений его чувственности. На эту цель брака указывает апостол, когда говорит: «Хорошо человеку не касаться женщины, но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1 Кор. 7, 1-2).

Последняя и главнейшая обязанность, возлагаемая на христианских супругов таинством брака, есть приготовление как себя, так и детей своих, если Богу будет угодно даровать их, к жизни будущей, к будущему вечному блаженству. Каждому из нас известно, что только истинное благочестие может сделать человека счастливым и в этой, и в будущей жизни. Этого легко могут достигнуть люди, соединенные союзом брачным, если они, питая взаимную любовь между собою, в то же время будут любить Господа Бога более всего; если всему будут предпочитать исполнение заповедей Божиих; если примером своим будут побуждать один другого к терпению; если будут помогать один другому в прохождении тесного пути добродетелей. Особенно родители должны считать для себя великой и священной обязанностью заботиться о воспитании детей своих в духе христианского благочестия; иначе, сделавшись виновниками их жизни временной, они могут легко сделаться виновниками и их вечной гибели. Для христианских родителей недостаточно быть только самим благочестивыми: необходимо, чтобы и дети их равно любили Бога и были благочестивы. Особенно в деле религиозно-нравственного воспитания детей, влияние матери незаменимо.

Православие – это не просто обязанность, которую мы выполняем воскресным утром и о которой забываем, покинув храм; православие – это образ жизни. А образ жизни включает в себя всю совокупность привычек и взглядов, мыслей и действий; это – стиль жизни и способ жизни. Для нас, православных, христианство – хлеб наш насущный и, как рыба в воде, должны мы жить в вере. Будучи последователями Христа, мы должны тянуться к Нему и Его Церкви, а не к идеалам современного мира.

Большинство из нас, православных христиан, живет не в монастырях, где весь образ жизни проходит в духе православия, а у нас семья, дом, дети, работа. При этом многие православные миряне впадают в заблуждение, считая, что от них не требуется столь самоотверженного последования Христу, как от монашествующих. Это, конечно, не так: все христиане – избрали они монашеский образ жизни или нет – призваны Христом к покаянию и вечной жизни. Среди православных христиан нет «классов», но все они равны и должны быть последователями Христа, вне зависимости от положения, которое они занимают в Церкви.

Однако нам, мирянам, очень трудно изо дня в день вести христианский образ жизни, ибо мы постоянно находимся в обществе не только не христианском, но зачастую все более и более враждебном христианской вере. Но это не должно расхолаживать нас, ведь об этом говорил и Сам Христос: «Вот Я посылаю вас, как овец среди волков: и так будьте мудры как змии и просты как голуби» (Мф. 10, 16).

Прочным оплотом для православных мирян в этих условиях является брак и семейная жизнь, установленные благословением Божиим для спасения всех членов семьи. Чтобы лучше разобраться в этом, давайте рассмотрим канонические основы брака, находящиеся в Священном Писании и хранящиеся в Священном Предании.

Свв. Иоаким и Анна

Святые праведные Иоаким и Анна –
совершенный образец христианского брака в Ветхом Завете

Взгляды на брак в Ветхом и Новом Завете

Когда мы читаем о браке, семейной жизни и продолжении рода человеческого в Ветхом Завете, сразу же бросается в глаза, что главное здесь – это сохранение иудейского народа, бесконечные родословные, которые находим в Писании. Однако, в то время брак не был единственным способом продолжения рода. Дети рождались и от наложниц, а кроме того, существовал обычай брать в жены вдову брата, даже если она становилась второй женой (ужичество). В Ветхом Завете можно найти множество упоминаний о нескольких женах и наложницах. Такая забота о продолжении рода сегодня кажется нам излишней. Однако, целью подобного многоженства являлось вовсе не удовлетворение плотской похоти, а желание иметь наследников. В Ветхом Завете мы не найдем никакого снисхождения Бога к разврату, как нет такого снисхождения и сейчас. Еще в ветхозаветные времена Бог начал открывать человеку Свою волю. Мы видим, что Бог осуждает многоженство, наложниц и закон ужичества. Смыслом брака все больше становится не продолжение рода, а более высокие, духовные ценности. Наконец, Бог ясно изъясил Свою волю, карая развратников. Для нас, считающих себя весьма просвещенными современными людьми, эти кары могут показаться чрезмерно суровыми. Но ими Бог показывал, что источник жизни именно Он, а не физическое соединение мужчины и женщины. А где Бог, там все таинственно и свято. Воспроизведение и продолжение жизни не может не быть таинством. А святость и таинство должно хранить и оберегать от кощунства, нечистоты и непочтительного обращения. То, как Бог поступал с приверженными распущенности и извращениям в Ветхом Завете, говорит о том, что брак есть дивное и святое таинство – настолько святое и таинственное, что любая распущенность мерзка перед Богом и ее должно избегать всеми силами. С пришествием Христа главной целью брака перестает быть потомство и продолжение рода, хотя это попрежнему остается его важным компонентом. Но Христос пришел в мир и принес залог воскресения мертвых и вечной жизни, сообщив христианскому браку новую цель – стяжание жизни вечной супругами и детьми.

Чин православного брака начинается словами «Благословенно Царство Отца, и Сына, и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Этими словами подчеркивается важность брака и сразу обозначается его цель. Согласно церковным канонам, христиане, вступившие в брак вне Церкви, отлучаются от церковных таинств. Некоторым это кажется непонятным и черезчур строгим. Но спросим тогда: «Что делает брак действительным? Что придает браку духовный смысл?» В отличие от брачных обрядов в большинстве инославных церквей, в православной Церкви брак не является договором – как бы юридическим соглашением с перечислением взаимных обязательств сторон. Православный брак – это скорее создание двумя людьми малой, семейной церкви для поклонения Богу Истинному и во спасение души. Эта семейная церковь подчинена Церкви Христовой. Как говорит св. Василий Великий, жениться естественно, но брак должен быть сверхъестественным, должен стать благим игом, которое супруги добровольно несут для Церкви.

Отсюда видно, что в Новом Завете главной целью брака становится уже не продолжение рода, а спасение души, и сам чин брака содержит множество символов, разъясняющих эту цель.

(Продолжение следует)

Священник Алексей Йонг

(Перепечатано из журнала «Православная Америка, №154.)

 

ЖИТИЯ СВЯТЫХ

9-го марта (24-го февраля по старому стилю) Це рковь празднует первое и второе обретение честной главы святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Св. Иоанн Креститель

Когда на беззаконном пире царя Ирода была усечена честная глава святого Иоанна Предтечи, дочь Иродиады приняла эту святую главу на блюде и отнесла своей матери. Нечестивая Иродиада пронзила иглой язык святого, который при жизни обличал ее беззаконие, и надругавшись над честной главой, не позволила погребсти ее вместе с телом Крестителя: Иродиада боялась, что Иоанн, если погребут тело его вместе с главой, воскреснет и снова станет обличать ее. Ученики св. Иоанна Крестителя тайно взяли его тело и ночью погребли в самарийском городе Севастии. Главу же Предтечи Иродиада глубоко закопала во дворце Ирода. Только одна ее служанка знала о месте захоронения, и скорбя об убиении великого пророка и о поругании над его главой, она тайно ночью взяла ее, положила в глиняный сосуд, и скрыла на горе Елеонской, в одном из поместий Ирода.

Спустя много времени, один знатный вельможа, по имени Иннокентий, купил на Елеонской горе это место, принадлежавшее некогда Ироду, построил себе там келью и принял иночество. Желая построить для себя небольшую каменную церковь, он стал копать землю для фундамента и нашел глиняный сосуд с главой Предтечи, которая стала проявлять разные знамения и чудеса. Инок Иннокентий с большим благоговением хранил у себя святыню, но ввиду того, что перед своей кончиной он увидел, что вокруг него опять распространилось язычество, он снова закопал главу Предтечи, чтобы она не подверглась новому поруганию.

При императоре Константине Великом два инока, пришедшие в Иерусалим на поклонение гробу Господню, нашли главу Предтечи на Елеонской горе; после этого она преемственно переходила от одних христиан к другим, пока не дошла до некоего еретика-арианина по имени Евстафий, который скрыл ее в пещере, где впоследствии был устроен монастырь. Промыслом Божиим игумен монастыря Маркелл, направляемый чудесным видением самого Крестителя, в 452 году снова обрел эту святыню, от которой опять стали проявляться великие чудеса.

 

 

Слово о двух пирах

Один пир, описанный в притче о званном пире, устраивает Царь, полный доброжелательства и милости. Однако, когда пир был готов, званные на него не пришли. Они предпочли заняться кто куплей, кто своими хозяйственными делами; иные же, схватив посланных, оскорбили и даже убили некоторых из них. Разгневанный царь, строго наказав виновных, послал снова слуг своих – звать на пир всех, кого встретят. Собралось много пришедших, и когда Царь пришел посмотреть на них, Он увидел одного не в праздничной одежде. Царь спросил, почему он пришел одетым неподобающе, а тот молчал, высказав тем презрение Царю и нежелание участвовать в торжестве, за что был извержен вон. Так, на этот пир было много званных, но мало оказалось избранных, принявших участие в вечере.

Другой пир был не притчей, а истинный. То был пир беззаконного Ирода. Повидимому, никто из званных на него не отказался прийти, все были одеты празднично и наслаждались вдоволь. Он проходил в пьянстве, разгуле, не сдерживаемом стыдом и совестью, и закончился величайшим преступлением – убийством Иоанна Крестителя.

Те два пира – образы двух порядков жизни, двух родов наслаждения. Первый – образ духовного пира, духовного наслаждения. Он устраивается Господом; тот пир – Церковь Христова. Мы приглашаемся на тот пир, когда призываемся к участию в богослужениях, особенно в Божественной Литургии, и причащению Божественного Тела и Крови Христовых, к деланию добра, к вниманию и трезвению. Мы отказываемся идти на тот пир, когда не приходим на церковные службы, когда вместо добра делаем зло, когда Божественной жизни предпочитаем житейские дела и заботы. Мы приходим не в брачной одежде, когда вносим чуждое, греховное настроение в ту жизнь. Каждый из нас по много раз в день приглашается на тот пир, и отказывается каждый раз, когда плотское и греховное предпочитает духовному и Божественному.

На пир Ирода мы тоже приглашаемся много раз в день. Мы часто не замечаем сразу, что нас искушает зло. Грех начинается с малого. Ирод вначале даже всласть слушал Иоанна Крестителя, он внутри сознавал греховность своего поступка, но не боролся с грехом и дошел до убийства величайшего Праведника. Мы идем на скверный пир Ирода каждый раз, когда вместо добра выбираем зло, выбираем плотские, греховные наслаждения, немилосердие, невнимательность к своей душе, и т.д.

Начав с малого, уже трудно остановиться и, если затем вовремя не опомниться и не употребить усилия над собой, можно дойти до величайших грехов и преступлений, за которыми последуют вечные мучения.

И ныне к каждому из нас Иоанн Креститель взывает: «Покайтесь, приблизилось бо Царство Небесное». Покайтесь, дабы наслаждаться в светлых, вечных обителях Агнца, закланного за грехи всего мира, и не разделить с диаволом пир злобы и мучений во тьме кромешной ада.

Святитель Иоанн Шанхайский

 

 

15-го марта (2-го по старому стилю) празднуется икона Божией Матери «Державная».

Богоматерь «Державная»

Иконы Божией Матери всегда имели особое значение для русского народа: не только благодаря множеству явлений их на русской земле, не только ради обильной благодати чудотворения от них, но также потому, что они часто управляли русской историей. Так, например, икона Богородицы Владимирская защищала русских людей от крупных татарских набегов и разорения, тогда как Казанская икона Божией Матери играла важную роль в Смутное Время и при нашествии Наполеона. Другие иконы, как например Почаевская или Леснинская, имели более поместное значение, ограждая свои округи от нашествия иноплеменных, но все они проявляли особую милость Пресвятой Богородицы к русскому народу.

Икона Божией Матери «Державная» имеет совершенно особое место в русской истории. Она явила себя русскому народу 2 марта 1917 года в селе Коломенском близ Москвы, в самый день отречения от престола Царя-Мученика Николая II. До 1812 года икона принадлежала женскому монастырю в Москве, а в год нашествия Наполеона на Москву она была спрятана в селе Коломенском и забыта там в течение 105-ти лет, пока не явила себя в положенное Господом Богом время.

Икона была найдена среди других старых икон в подвале коломенской церкви Вознесения после того, как крестьянке Евдокии Адриановой было дважды во сне указано идти в село Коломенское для обретения иконы Божией Матери. Омытая от вековой пыли, икона явила изображение Богородицы сидящей на троне, с Младенцем-Христом на коленях, простирающим благословляющую руку. Владычица имела в одной руке скипетр, в другой – державу, а на голове Ее была корона. Зрелище казалось потрясающим, т.к. при необыкновенно суровом лике Богоматери Она имела царственный вид.

Знаменательно, что эта икона обнаружилась именно в начале русского лихолетия, когда русская империя вступила на свой апокалипсический путь разрушения и разорения, а из недр ее вышла Святая Русь стяжать венец мученичества. Алая порфира Богоматери отражала цвет крови, а явление иконы в день отречения от престола последнего Царя, и царственный вид иконы со всеми атрибутами царской власти знаменовали, что Божия Матерь приняла на Себя опеку над русским народом, потерявшим своего земного царя.

 

БИБЛЕЙСКОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ О ПЕРВЫХ ЛЮДЯХ

(Начало)

(Продолжение)

Грехопадение

«И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке и поместил там человека, которого создал» (Бытие 2, 8).

Призванный к богоподобному, равноангельному житию и непрестан-ному богообщению, ко все большему и большему постижению Бога и богоуподоблению, человек не должен был отвлекаться от этой бесконечно важнейшей, чем что-либо иное в мире цели каким-либо попечением о себе в созданном Богом мире. Поэтому растения, почерпая соки из земли и воздуха, выполняли за него работу по превращению безжизненного неорганического вещества в органическое вещество, способное к участию в жизненных процессах; животные служили человеку, покорно подчиняясь его воле. Человек неотвлекаемо мог быть занят богообщением.

Господь дает человеку заповедь: «от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него» (Быт. 2, 16-17).

Как и в каждом Божием акте, в этой первой заповеди Божией человеку есть очень много значений, много граней. Осуществляется реально свобода человека: человек свободен, он может послушаться и может не послушаться. Никакого стража, вроде последующего архангела с мечем огненным, не стояло у дерева познания добра и зла.

Этой заповедью должен человек воспитываться, возрастать в любви к Богу. Человек, как и ангелы, был создан Богом для блаженной радостной жизни. Блаженную жизнь дает жизнь в любви. Человек и был создан для жизни в любви к Богу и к единосущным с ним существам, т.е. к другим людям прежде всего: Адам в любви к той, кто была сотворена духом одновременно с ним, как иное лицо единого существа, а телом создана из ребра его, а Ева к своему духовному сверстнику и телесному источнику.

Но любовь, как только теоретическое признание, как простая констатация факта – бесплодна и неподвижна, не развивается, более того, она замирает. Любовь требует своего проявления. И наиболее прямым, естественным проявлением любви является выполнение воли любимого. Поэтому в выполнении воли Божией: «от дерева познания добра и зла не ешь» должна была вырастать и развиваться любовь Адама и Евы к Богу, должна была укрепляться их воля, совершенствоваться вся их душевная организация.

Церковь отвергает издревле распространенные домыслы о том, что под вкушением плода с запретного дерева надо понимать что-то иное, в частности плотское соединение Адама и Евы. Это соединение явилось позднее, после грехопадения, и само по себе к нему никакого отношения не имеет.

Первым людям, детски неопытным, простым и примитивным, более неопытным, чем современные дети, (ибо дети, не имея личного опыта, имеют опыт наследственный, отсутствовавший у Адама и Евы), этим первым людям, мудрым благодаря благодатному общению с Богом, но совершенно препростым лично, заповедь должна была быть дана крайне простая. Такую и дает Бог: от всех дерев ешьте, а от одного не ешьте. В этой заповеди мы легко узнаем одну из простейших, для всех людей доступнейших, и одну из самых основных заповедей церковных, древнюю как сама Церковь, и столь нагло попираемую сегодня столь многими – заповедь о посте.

Почему запрещенное дерево называется деревом познания добра и зла? Потому-что человек вышел из рук Божиих как творение доброе зело, в котором нет ни йоты зла, и следовательно не может он знать добро и зло. Вкушением же запрещенного плода войдет в него зло, и он станет различать между ним и своим исконным, Богом в него вложенным, добром. А Бог не хотел, чтобы Его любимое творение знало зло. Как родители в старых хороших крепких семьях старались как можно дольше сохранить детей в незнании самых злых, самых гнусных сторон жизни, так этого же хочет Бог для Своего земного любимого чада.

Совершенно бесплодно строить догадки о том, как сложилась бы судьба человека, если бы в мире в это время не было бы уже инициатора зла, падшего духа, отвергшего Бога и все качества Божии. Одушевляемый всем противоположным Богу и Его свойствам, т.е. вместо любви – ненавистью, вместо благожелания – зложеланием, диавол – сатана – дракон, «змей древний, называемый диаволом и сатаною» (Откр. 12, 9), не мог не постараться склонить новые творения Божии – людей к тому же восстанию против Бога и неповиновению Ему, как осуществил он сам и к какому привлек множество вместе с ним падших духов.

Св. Василий Великий так говорит об этом: «Диавол, видя, что сам низвергнут из Ангелов, не мог равнодушно смотреть, как земнородный через преуспеяние возвышается до ангельского достоинства».

И сказал змей жене: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?»

Восставший против Правды, отец лжи, не может говорить правду. Диавол – клеветник, он клевещет в первых же словах, которые слышит от него человек. Он знает, что Бог позволил людям есть со всех деревьев, кроме одного. Эту заповедь об единственном дереве диавол хочет клеветнически представить как запрещение Богом есть со всех деревьев. Вместе с тем, клевета построена так, что при поверхностном рассмотрении не бросается в глаза. Недостаточно вдумчиво читающие Библию люди часто не сразу замечают, где клевета в этих словах диавола. В этом древнем приеме сатаны мы легко узнаем и современные приемы его клеветы, как в государственных масштабах различных современных антирелигиозных и антихристианских сил, так и в собственной душе при ропоте на Бога или при клевете на ближних в гневе. Это лишнее свидетельство отсутствия у Божиего врага творческого разнообразия и одинаковости его приемов по соблазнению людей в течение многих тысячелетий.

И сказала жена змею: «плоды с дерев мы можем есть. Только плодов с дерева, которое среди рая, сказал Бог: не ешьте и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть».

Самым тем, что она вступает в беседу со змеем, несмотря на то, что услыхала от него клевету на Бога, показывает Ева, что любовь к Богу не разожглась в ней, не развилась, не выросла. И в ответе она явно поддается на обман змея: она тоже несколько клевещет на Бога, преувеличивает Его требование, неверно передает Его заповедь. Бог не говорил: «не прикасайтесь к ним». Быть может, если бы Ева с совершенной точностью и правдивостью передала бы Божии слова, диавол бежал бы от нее, ибо он не только ненавидит, но и не может вынести абсолютной правды Божиих слов. Искривленную же полуправду он выдерживает и продолжает клеветать.

«И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло».

Клевета эта тонкая и многозначительная. Бог сотворил людей богоподобными и для постепенного в любви к Нему все большего и большего уподобления Ему, как учит св. Василий Великий: «мы – тварь, но призваны стать богами по благодати».

Впоследствии Сын Божий сойдет на землю, чтобы обожить человека, как многократно говорят о том церковные песнопения. «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Если диавол не знал этого плана Божия в отношении человека, ибо планов Божиих он не знает, то он мог о нем догадываться, т.к. таков же был план Бога и о нем, когда он был еще ангелом света, ведь ангелов тоже сотворил Бог для процесса богоуподобления. Поэтому сатана знал, что соблазн «будете как боги» действенен для человеческой души, для того и сотворенной. Но вместо богоуподобления в любви к Богу и в единении с Ним, диавол предлагает уподоблении себе в бунте и непослушании Богу.

«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз, и вожделенно, потому-что дает знание».

Глубин духа человека, еще не испорченных грехом, диавол не знает, но поверхностные душевные движения, связанные с нейтральной по существу, могущей быть равно направленной к добру или ко злу, телесной природой, ему вполне ведомы. И их, как и все, что у него есть в распоряжении, мобилизует он в этот решительный миг соблазна, повторяя потом свой прием соблазнения миллионы миллионов раз над всеми человеческими существами во всей многовековой многопечальной человеческой истории. «Похоть плоти, похоть очес, гордость житейская» – именуют Святые Отцы, знающие человеческую природу, это тройное искушение, примененное на заре веков диаволом в отношении нашей праматери.

«И взяла плодов его и ела, и дала также мужу своему, и он ел». – Совершилась космическая катастрофа, но как просто и внешне незаметно. Не загремели громы, не задрожали небеса, не всколыхнулись горы – ничто внешне не реагировало на страшную катастрофу, нарушившую все мироздание, весь Божий план о созданном Им мире.  

(Продолжение следует)

Архиепископ Нафанаил (Львов)

 

ДУХОВНАЯ ПОЭЗИЯ

ИСКУПЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

 


Распятие

Христос был распят на Кресте –

И за врагов Своих молился.

Кругом народ над Ним глумился –

Он все простил их слепоте...

Не знал ни варвара, ни грека,

Кто господин, кто раб – не знал.

Во всех Он видел человека,

Одну всем заповедь Он дал.

Простер ко всем Свои объятья,

Для всех открыл Он небеса,

И говорит нам: «все вы братья,

За всех на казнь Я отдался!»

 

 – А. Майков

 

 

 

 

 

Страничка настоятеля    Богослужения    Наша церковь    Пишите нам
Преображение    Духовная поэзия    Библиотечка
Вверх

© 2009 Церковь Преображения Господня.